Наука Copy-Paste // polit.ru

akademia1.jpg

Продолжаются распри в социологическом мире. Начатые студентами-социологами МГУ, они затронули практически всех виднейших социологов России. В плагиате были обвинены декан социологического факультета МГУ В.И. Добреньков и социолог А.И. Кравченко.
История получила продолжение - благодаря сайту polit.ru

«Мне казалось, что это будет сродни взрыву нейтронной бомбы», – заметил один известный российский социолог, удивляясь сдержанной реакции научного и образовательного сообщества на публикацию результатов экспертизы «Неназванные соавторы В.И. Добренькова и А.И. Кравченко» на сайте «OD-Group» и в «Полит.ру».

Только взрыв этот должен был произойти еще пять лет назад, 17 декабря 2002 г., когда состоялся суд по делу о защите авторских прав и на скамье обвиняемых оказался один из ведущих представителей профессорско-преподавательского состава Соцфака МГУ. Тогда история о плагиате, где методом «копируй и приклеивай» была использована целая книга, «творчески» переделанная в главу из учебника тиражом 30 тыс. экземпляров, уместилась в малюсенькое извинение в «Книжном обозрении» (1 апреля 2002 г.) из 11 строчек мелким шрифтом:

ОАО «Издательский центр “Академия”» уведомляет, что в книге А.И. Кравченко «Политология» основу главы 7 «Выборы и избирательная система» составили фрагменты книги Ф.Н. Ильясова «Политический маркетинг. Искусство и наука побеждать на выборах» (М.: Издательство ИМА-пресс, 2000. Серия «Библиотека Группы ИМА»).

Как отмечает пострадавшая сторона, издательство «Академия» повело себя очень корректно, пошло на «мировую», выплатило «компенсацию ущерба» и опубликовало вышеприведенные объявления «на правах рекламы» о допущенном по вине автора плагиате в «Комсомольской правде» и «Книжном обозрении».

Далее состоялся процесс. 17 декабря 2002 года Черемушкинский районный суд г. Москвы удовлетворил иск Ф. Ильясова к А. Кравченко «о защите авторских прав» (гражданское дело №570/03) и «именем Российской Федерации» решил взыскать с А. Кравченко в пользу Ф. Ильясова 1000 рублей. 30 декабря 2002 г. решение суда вступило в законную силу.

По-видимому, этот судебный процесс не произвел никакого впечатления на А. Кравченко: то ли проигранная сумма была невелика, то ли публичная огласка и порицание коллег с Социологического факультета МГУ незначительно. Как показала экспертиза нескольких последующих учебников А.И. Кравченко (отдельно и в соавторстве с В.И. Добреньковым) («Фундаментальная социология» (2003), «История социологии» (2006), «Социология» (2007)), Альберт Иванович Кравченко столь же интенсивно продолжил метод «научного» копирования. Если бы в российской науке, как в шоу-бизнесе, существовали бы не только почетные ученые звания, но и премии вроде «Серебряная калоша», то он смело мог бы бороться за приз в номинации «Почетный плагиатор России» или «Плагиатор-рецидивист».

Политолог, чью книгу попросту «украли» – Фархад Ильясов – предпочел не давать «Полит.ру» подробного комментария об этом судебном процессе, пояснив, что они с А. Кравченко когда-то были приятелями и ему «его все равно жаль». Интересно, что те социологи, которые рассказали нам об этой истории, также выражали сочувствие А. Кравченко. Они предположили, что Альберт Иванович воспринимает свою работу «как некую миссию» по соединению в одном многотиражном учебнике нескольких хороших книг, и, пожалуй, думает, что занимается не воровством, а «сеет разумное, доброе, вечное».

Один из коллег рассказал, что «издательская фабрика имени Кравченко» сильно ускорила свою работу после покупки им сканера, а другой, что А.И. работает порой так упоенно, что ему даже некогда съездить за гонораром. Однажды тот попросил своего товарища из региона, находившегося в Москве в командировке, получить заодно и его деньги. Трудолюбивому автору многих учебников по социологии, социальной антропологии, обществоведению и пр. есть чем гордиться – в каталоге Российской государственной библиотеки находится уже 105 карточек на имя А.И. Кравченко.

Одним из тех, чьими текстами без указания авторства воспользовались коллеги с Соцфака МГУ, оказался Павел Арефьев, руководитель отдела маркетинга «Научной электронной библиотеки». Его статья «Навигатор по телекоммуникационным ресурсам социологии» в «Социологическом журнале» (№3-4 за 1999 г.) была разобрана ими на цитаты, объём которых доходил до трех страниц. П. Арефьев отметил в комментарии «Полит.ру», что наблюдателей не может не поразить «факт просто удивительной публикационной активности В.И. Добренькова и А.И. Кравченко. Если посмотреть перечни их работ в каталогах библиотек, а также книжных традиционных и Интернет-магазинах типа «Библио-Глобус», «Болеро» и «Озон», то легко подсчитать, что за период с 2001 по 2007 гг. включительно Добреньков самостоятельно и в соавторстве опубликовал около 10 учебных пособий и 11 томов “Фундаментальной социологии”». П. Арефьев пишет о том, что многие современные учебные пособия делаются по ставшей классической формуле: скорострельность + компиляция + тираж = прибыль. Довольно часто источником заимствования становятся качественные книги, журналы и учебники.

Столь специфическое отношение к заповеди «Не укради» ничуть не мешает позиционированию себя в качестве истовых христиан, совершающих «социологическое паломничество» и обсуждающих главную проблему научного быта: «Должен ли ученый сдавать крестильный крестик в гардероб?»

«Творческий» метод А.И. Кравченко

О методе работы Кравченко над своими учебниками можно судить по тому, как творчески он подошел к редизайну и переформатированию книги Фархада Ильясова. Две заказанные в Российской государственной библиотеке книги не пришлось долго изучать. Следы метода были видны невооруженным глазом. Глава из учебника А. Кравченко представляла собой почти точную копию десятков страниц из книги Ф. Ильясова за исключением отдельных небольших изменений (форматирование текста, склеивание абзацев, перефразировка) и собственных вставок.

А. Кравченко не поленился даже точно скопировать все источники цитирования, приведенные автором оригинального текста мелким шрифтом в сносках, «забыв» указать лишь один главный источник – книгу самого Фархада Ильясова. В списке «Литература» к учебному пособию фамилии Ф. Ильясова также нет.

Таблица 1. Как делается плагиат. Творческий метод А.И. Кравченко.

Оригинал

Ильясов Фархад Назипович. Политический маркетинг: Искусство и наука побеждать на выборах. М.: Группа ИМА, 2000. - 200 С.

Плагиат

Кравченко Альберт Иванович. Политология: Учебное пособие для студентов. М.: Academia, 2001. - 334 С. Редактор О.В. Кирьязев.

Глава 7 «Выборы и избирательная система»

С. 263 – 327 (67 стр.)

Введение. Что такое «политический маркетинг»? С. 8-11

«Раньше слово «маркетинг» переводилось на русский язык как «рынковедение»…»

§15. Политический маркетинг

С. 316-318.

«Раньше слово «маркетинг» переводилось на русский язык как «рынковедение»…»  – далее по тексту Ф. Ильясова с небольшими вставками и изменениями. 

Глава I. Почему люди участвуют в выборах

С. 12-31

«Мотивы – это причины, факторы, побуждающие человека к действию, включающие и стимулирующие те или иные формы поведения…»

§13. Электоральное поведение

С. 304-309

«Мотивы – это причины, факторы, побуждающие человека к действию, включающие и стимулирующие те или иные формы поведения…» – далее по тексту Ф. Ильясова с небольшими вставками и изменениями 

Структура образа партии и лидера

С. 55-65

«Осуществляя выбор партии и/или лидера, избиратель опирается на те или иные качества (совокупность качеств). При этом можно предположить, что все многообразие человеческих (лидерских) свойств и партийных качеств каким-то образом структурируется в психике человека, образуя несколько значимых групп факторов.

Обратимся за поясняющим примером к товарному маркетингу…»

§14. Политический выбор

С. 311-316

«Осуществляя выбор партии или лидера, избиратель опирается на те или иные качества (совокупность качеств). При этом можно предположить, что все многообразие человеческих (лидерских) свойств и партийных качеств каким-то образом структурируется в психике человека, образуя несколько значимых групп факторов. Обратимся за поясняющим примером к товарному маркетингу…» – далее по тексту Ф. Ильясова, включая сложную таблицу, которую А. Кравченко немного изменил, снабдив колонки и столбцы нумерацией.

Глава III. Какого вождя ждет народ.

2. Сегментирование электорального рынка. С. 79-89

«Каждый здравомыслящий политик понимает, что он не может в одинаковой мере нравиться сразу всем избирателям одними и теми же качествами...»

 §16. Сегментирование электорального рынка С. 320-325

«Каждый здравомыслящий политик понимает, что он не может в одинаковой мере нравиться сразу всем избирателям одними и теми же качествами…» – далее буквальное воспроизведение текста Ф. Ильясова включая таблицы, за редкими изменениями (убраны «ненужные» 1-2 абзаца и рисунки).

Глава III. Какого вождя ждет народ.

3. Позиционирование кандидата, партии

С. 89-92

«Основания позиционирования порой могут носить причудливый характер. Один психиатр уверял, что среди сторонников В. Жириновского повышен процент лиц, склонных к маниакально-депрессивному психозу, а среди сторонников Г. Явлинского относительно велик удельный вес лиц, предрасположенных к шизофрении...»

 §17. Позиционирование кандидата, партии

С. 325-326

«Основания позиционирования порой могут носить причудливый характер. Один психиатр уверял, что среди сторонников В. Жириновского повышен процент лиц, склонных к маниакально-депрессивному психозу, а среди сторонников Г. Явлинского относительно велик удельный вес лиц, предрасположенных к шизофрении...» – далее буквальное воспроизведение текста Ф. Ильясова с резкой остановкой на середине – не включены пояснения и примеры.

Глава VI. Организация избирательной кампании

1.Сбор средств на расходы на избирательную кампанию С. 174-176

«Одна из версий убийства президента США Дж. Кеннеди непосредственно связана с предметом настоящего изложения. Звучит она приблизительно так: «Его «заказали» влиятельные мафиозные кланы США, на деньги которых он выиграл президентские выборы…»

 §4. Сбор средств на избирательную кампанию С. 274-276

«Согласно одной из версий убийства американского президента Дж. Кеннеди, к его убийству причастны влиятельные мафиозные кланы США, на деньги которых он выиграл президентские выборы. Кеннеди якобы принял от них большую сумму для проведения избирательной кампании, но вовремя не расплатился» – дословное или слегка перефразированное изложение текста Ф. Ильясова

Глава VI. Организация избирательной кампании

Затраты на проведение избирательной кампании

С. 180-181

«Как видно из приведенных в табл. 10 данных, удельный вес расходов на «исследования и консультации» в США в 1,7 раза больше, чем в РФ. Выработка хорошей концепции избирательной кампании американским политикам кажется гораздо важнее, чем российским».

§6. Расходы на избирательную кампанию

С. 282-283

 

«Например, удельный вес расходов «на исследования и консультации» в США в 1,7 раза больше, чем в России. Разработка хорошей концепции избирательной кампании американским политикам кажется важнее, нежели российским…» – дословное или слегка перефразированное изложение текста Ф. Ильясова. Из текста оригинала исключены несколько «ненужных» абзацев.

Почему другие не идут в суд?

Бояться нового судебного разбирательства коллегам с Соцфака МГУ вряд ли стоит. Насколько известно «Полит.ру», те социологи, у которых В.И. Добреньков и А.И. Кравченко, по сути, украли тексты, не собираются подавать на плагиаторов в суд. «Передовая наука» обратилась к некоторым из обобранных с просьбой прокомментировать результаты экспертизы книг Добренькова и Ко., но многие из них, в кулуарах осуждая похитителей интеллектуальной собственности, предпочли не высказываться для печати.

В блогах отдельные философы рассуждают о том, каковы шансы выиграть дело о плагиате у Добренькова-Кравченко. Справедливо отмечая, что без исков самих «пострадавших» прокуратура может заявить об отсутствии состава преступления, они делают вывод, что «шансов не много, нужен очень хороший адвокат, специализирующийся на подобных делах, желательно иметь хороший контакт с прокуратурой, чтобы от её лица сделали грамотные экспертизы. Теоретически дело можно вытащить, но объем проблем тут не мал».

Д.э.н., профессор, зав. кафедрой экономической социологии ГУ-ВШЭ Вадим Радаев, выступая на Круглом столе 5 июля 2007 г., в ходе которого ВАК и ЗАО «Антиплагиат» и «Форексис» подписали соглашение о сотрудничестве в деле борьбы с плагиатом и где затрагивались вопросы судебных исков по защите авторских прав, дал следующий комментарий: «Если кто-то [из студентов или ученых] захочет подать в суд иск о том, что А что-то украл у Б, то никакой судебной перспективы у дела нет. Оно может появиться только в двух случаях (там масса всяких нюансов): либо в суд обращается сам автор Б, который доказывает, что потерпел моральный и материальный ущерб из-за действий А, либо в суд обращается третье лицо, которое приобрело право на издание и коммерческое использование текста Б и сможет в суде доказать размер ущерба от незаконного копирования. В этих двух случаях у дела может быть судебная перспектива. Тогда суд должен обратиться к экспертам, которые уже будут принимать во внимание все обстоятельства, провести сличения текстов, рассмотрев в том числе и результаты анализа антиплагиатных программ».

Профессор, д. философ. н., декан Соцфака ГУГН Владимир Ядов в беседе с нами выразил мнение, что ученые не должны использовать суд для защиты своих авторских прав. Здесь, он скорее всего, исходит из принципа, что научное сообщество – своего рода республика ученых,  сама решающая свои внутренние вопросы и борющаяся против нарушения норм науки, используя внутренние инструменты сдерживания, наказания и поощрения.

С ним согласна и Инна Девятко, д.соц.н., профессор кафедры анализа социальных институтов ГУ-ВШЭ, которая в интервью «Полит.ру» заметила, что «социологическому сообществу нужно выработать внутренние практики осуждения людей, использующих плагиат».

Она рассказала, что некоторое время назад сама стала жертвой плагиатора. «Один коллега, зав. кафедрой в NN университете, издал книжечку про западные социологические концепции. В ней я обнаружила обширные заимствования  буквальное копирование целых параграфов моего текста и фрагмента сделанного мною перевода (без ссылки на перевод и первоисточник). Сначала я с ним собиралась судиться, потому что была очень задета этим случаем, но потом передумала».

Отвечая на наш вопрос о причинах такого решения, она сказала, что «во-первых, на примере тех, кто пытался самостоятельно отстоять справедливость, выяснилось, что судебный процесс требует массы времени и нервов. Нужно ждать результатов экспертиз, добиваться и дожидаться заседаний, явки представителей ответчика. Поэтому надо либо очень разозлиться на плагиатора, либо иметь много свободного времени. Во-вторых, у нас нет практики ведения судебных исков по таким делам и мало адвокатов, которые на этом специализируются. Те юристы, кто специализируются на делах по авторским правам, конечно, заинтересованы в более гонорарных областях. Это тесно связано с экономической системой. Если бы у нас за 1 экземпляр учебника платили столько же, сколько за однократное воспроизведение песни А. Пугачевой, то, конечно, у адвокатов были бы более сильные мотивы защищать интересы ученых».

Публичность как единственное средство борьбы?

Как же научное сообщество может бороться с плагиатом? В 2004 г. на портале Auditorium.ru состоялась виртуальная дискуссия «Плагиат: оборотная сторона модернизации или вечная проблема науки?»

Дискуссия началась с письма Е. Сенявской в редакцию журнала «Отечественная история» (2006. №6), посвященного проблеме интеллектуального воровства. Д.ист.н., ведущий н.с. Института российской истории РАН, лауреат Государственной премии РФ, действительный член Академии военных наук Елена Сенявская рассказала о конкретном случае плагиата, когда её статьи разобрали на «запчасти». Плагиаторами были преподаватели вузов, которые приобщили к интеллектуальному воровству одного из своих студентов [1].

Ученая отметила, что в научном сообществе сформировалось благодушно-терпимое отношение к фактам прямого и откровенного плагиата: «Даже сами пострадавшие, как правило, немного повозмущавшись, машут на произошедшее рукой: мол, "ну что тут поделаешь, не в суд же, в самом деле, на них подавать, – время и нервы дороже"».

По её мнению для борьбы с плагиаторами нужны сильные средства, а именно: научная общественность должна знать своих «героев». «Их имена должны стать столь же узнаваемы, как фотографии на стенде "Их разыскивает милиция". Для любого издателя и коллег-исследователей они должны быть сигналом: "Осторожно! Возможно заимствование..."». Она предложила вместо обращения в суд использовать следующий способ: в каждом из научных журналов открыть рубрику «Осторожно, плагиат!», где ученые могли бы, предоставляя неоспоримые доказательства, публиковать имена плагиаторов.

В последующей публикации [2] Е. Сенявская сообщила, что к делу борьбы с плагиаторами наконец подключилось государство – 11 апреля 2003 г. вступила в силу новая версия статьи 146 Уголовного кодекса Российской Федерации, направленная на ужесточение уголовной ответственности за нарушение авторских и смежных прав. Там говорится, что «за присвоение авторства (плагиат), если это деяние причинило крупный ущерб автору или иному правообладателю, предусмотрено наказание в виде штрафа в размере от 200 до 400 минимальных размеров оплаты труда (МРОТ) или в размере заработной платы или иного дохода за период от 2 до 4 месяцев, либо в виде обязательных работ на срок от 180 до 240 часов, либо ареста на срок от трех до шести месяцев"» [2а].

В этой связи Е. Сенявская выразила сомнение, что воровство нескольких страниц текста суд сочтет «крупным ущербом». По её мнению, самым действенным путем наказания плагиаторов остается публичное обличение плагиаторов в своей профессиональной среде.

Д.ист.н., профессор кафедры дореволюционной истории России Челябинского государственного университета Игорь Нарский, продолжая тему, начатую Е. Сенявской, заметил, что хотя «искусство компиляции – одна из профессиональных добродетелей представителей интеллектуальных профессий», уважающие себя члены научного цеха должны ясно осознавать и публично демонстрировать источники происхождения заимствованных плодов чужого труда. «Иначе научный "рынок" теряет прозрачность, приобретая черты барахолки, специализирующейся на скупке краденого» [10].

Как ученый секретарь диссертационного совета и ответственный секретарь университетского научного альманаха он видит, что число плагиаторов растет не по дням, а по часам, заставляя добросовестных ученых идти против принципа открытости полученного знания. Авторы-историки стремятся «минимизировать справочный аппарат и спрятать следы впервые разысканного документа, дабы защититься от неправомерного использования авторского подстрочника теми, кто в архивах не работал и документа в глаза не видел». На его взгляд, причины столь победного шествия плагиата идут со времен кризисного существования науки и образования в 90-е гг., когда в науку за учеными степенями пришли случайные люди.

Однако истоки плагиата гораздо древнее. Плагиат был нередким явлением и советской науки. Еще в 1950-е гг. о нем в своих письмах в ЦК КПСС сообщали некоторые научные работники. Тогда нерадивого ученого могли наказать, но порой на защиту плагиаторов вступали администрация и партийные организации академических институтов [11].

В последующей дискуссии на страницах портала Auditorium.ru в сентябре-ноябре 2004 года посетители сайта высказывали свои мнения на проблему плагиата. Одни говорили о том, что болезнь плагиата идет еще со школьной и студенческой скамьи и её лечение нужно начинать с президентов (В. Гузеев). Другие, что цифровой век требует новых подходов к авторским правам (А. Бушев). А. Дидикин из Института философии и права (Новосибирск) заявил, что плагиату ровно столько же лет, сколько различным видам творчества и защититься от него можно только «путем сплошной государственной регистрации научных результатов во всех сферах научного познания». Тяжело, но наверное возможно представить физика, спешащего из лаборатории сначала не на семинар, а в патентную лабораторию. Но как запатентовать социогуманитарное знание?

Политолог, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Владимир Гельман полагает, что ученым, наряду с частными методами борьбы с интеллектуальным воровством путем, допустим, публикации в личных блогах, «необходим публичный механизм борьбы с плагиатом. Скажем, специалисты в социальных науках в состоянии создать своего рода «черный список» авторов, замеченных в плагиате (если факт доказан и подтвержден внешней экспертизой). Вряд ли кто-то захочет попасть в этот список».

Стоит отметить, что в последнее десятилетие письма и даже рубрики на тему «Осторожно, плагиат!» появились во многих научных журналах («Общественные науки и современность», «Журнал социологии и социальной антропологии», «Полис», «Социс», «Вопросы психологии», «Вопросы экономики» и др. [3]-[9]), демонстрируя как распространенность этого явления во всех социогуманитарных дисциплинах, так и публичные попытки противодействия плагиату со стороны научного сообщества.

23 июня 2007 г. участники «ОД-групп» распространили среди профессоров и деканов МГУ обращение с просьбой публично прокомментировать наличие плагиата в университетских учебниках В.И. Добренькова и А.И. Кравченко, в том числе в выпущенных к 250-летию МГУ в юбилейной серии «Классический университетский учебник». В заявлении отмечается, что «затянувшееся коллективное молчание относительно активной издательской политики плагиаторов фактически узаконивает плагиат как норму научного производства». По словам ребят из «OD-Group», сотрудники деканатов разных факультетов отнеслись к обращению по-разному: где-то брали заявление студентов очень неохотно, где-то высказывали поддержку, а на факультете глобальных процессов вовсе отказались принимать, требуя решение суда о плагиате. На момент написания этой статьи ответов на обращение студентов так и не поступило. Традиции советской «круговой поруки» крепки и по сей день.

Источник: polit.ru

Ваша оценка: Нет Средняя: 4 (1 голос)

Комментарии

Замечательная статья! Которая еще раз подтверждает тот факт, что социология в России находится в глубоком кризисе!!! Нерешенно масса проблем в методологическом плане, не говоря уже о теоретических подходах в изучении социальной реальности, а тут еще и плагиат таких метров Российской социологии, возникает логичный вопрос - чему же учат современных социологов???

рррррррррррррррррррррррррррррррррр

К сожалению тезис - "По её мнению для борьбы с плагиаторами нужны сильные средства, а именно: научная общественность должна знать своих «героев»" - не работает.

Вот в этом примере плагиаторщика не только не устыдили, наоборот, сделали зам директора по науке:
http://plagiat.1gb.in

Отправить комментарий

  • Доступные HTML теги: <a> <em> <i> <strong> <b> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <h2> <h3> <h4> <h5> <h6> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.

Подробнее о форматировании

Обновить Type the characters you see in this picture. Type the characters you see in the picture; if you can't read them, submit the form and a new image will be generated. Not case sensitive.  Switch to audio verification.
:)