А.Н. Дёмин. О совмещении количественного и качественного подходов

Социология: 4М. 1999. № 11. С. 5-26.

Рассматриваются вопросы соотношения количественной и качественной методологии в исследовательском цикле. Анализируются результаты фокусированного и нарративного интервью в исследовании адаптационных механизмов. Описывается психологическая модель адаптационного процесса.

Ключевые cлoвa: количественные методы, качественные методы, метод тестов, механизм адаптации, социальное пространство, когнитивно-мотивационные факторы, фокус-группа, нарративное интервью, типы трудового сознания, правило логической полноты.

В литературе периодически дискутируется вопрос о соотношении количественных и качественных методов в социальных исследованиях. Мы не собираемся анализировать перипетии этой дискуссии, наша цель - показать на примере изучения конкретных явлений особенности совмещения двух методологий. Рефлексивный жанр статьи определяется не только внутренней авторской установкой, но и междисциплинарным характером проведенного эмпирического исследования, в котором активно используются понятийный аппарат и концептуальные схемы психологии и которое, тем самым, позволяет увидеть

проблему, уже вошедшую в обыденный лексикон социологов, в зеркале смежной науки.

Для начала сделаем несколько замечаний об истории развития в психологии представлений о количественных и качественных методах (ограничимся отечественной традицией).

В 30-40-е годы С.Л.Рубинштейн разделил методы психологического исследования на основные и дополнительные, но при этом он неявно использовал еще один критерий. Метод тестов был отнесен к ненаучным, поскольку предполагал стандартизацию и математизацию психологического исследования [18].

На рубеже 60-70-х годов широкую известность получила комплексная классификация Б.Г.Ананьева [2], в которой были представлены четыре группы методов, соответствующие этапам научного исследования: 1) организационные; 2) эмпирические способы добывания научных данных; 3) приемы обработки данных; 4) интерпретационные методы. Во 2-й группе Б.Г.Ананьев выделил психодиагностические методы, частично упорядочив их по критерию стандартизированности сбора информации, а заодно реабилитировав тесты. Для характеристики же приемов обработки данных он прямо использовал дихотомию "количественное-качественное". В данном случае разделение не было масштабным и затрагивало в основном аналитическую часть исследований.

Через 20 лет В.Н.Дружинин распространил эту дихотомию почти на все эмпирические методы психологии, предложив трехмерную классификацию, куда он ввел ось объективности (наряду с осями изоляции и взаимодействия испытуемого с инструментом исследования [11]). На одном ее полюсе оказалось психологическое измерение, на другом - глубинное интервью; за ними угадываются контуры давней дилеммы: либо объясняющая, либо понимающая психология.

В эволюции психологических классификационных схем разведение количественного и качественного постепенно приобрело тот гносеологический статус и ту смысловую глубину.

которые дают основание не замыкаться на отдельных приемах сбора или анализа данных, а вести речь о количественном и качественном подходах как разных познавательных стратегиях психолога. Проблема заключается в понимании их места в исследовательском цикле и корректном совмещении.

Для иллюстрации некоторых принципов, определяющих взаимодействие подходов, обратимся к механизмам адаптации людей к социальным изменениям.

Базовая модель стала для нас отправной точкой при организации и проведении как количественного, так и качественного исследования.

Логика количественного исследования 1

Исходная проблема ("какие факторы и как влияют на успешность адаптации?") и соответствующая ей цель были трансформированы в исследовательскую гипотезу, обоснованную следующим образом. Поскольку в жизни общества возрос удельный вес неопределенности, а перспективы собственного развития человека стали более противоречивыми и неясными, логично предположить наличие таких элементов в механизмах адаптации, которые "изнутри" предуготавливают к неопределенности, вариативности социальных условий в настоящем и будущем. В качестве одного из носителей таких элементов могут быть выбраны представления человека о своем будущем. В этом случае механизм успешной адаптации к социальным изменениям гипотетически должен включать вариативные, неоднозначные прогнозы человеком своего жизненного пути.

В соответствии с выдвинутой гипотезой были выделены переменные: а) картина предстоящего жизненного пути, варьирующая по степени или характеру своей вероятностной организации, представленности форм активности человека - круг последних было решено ограничить социально-трудовой сферой, в которой зримо концентрируются происходящие в обществе изменения; б) субъективная (внутренняя) адаптированность, варьирующая по степени и области проявления. Первая переменная получила инструментальную операционализацию в шкалах окончательности профессионального выбора, трудовой, статусной и территориальной мобильности, притязаний на производственную независимость, а вторая переменная - в шкалах удовлетворенности различными сторонами жизни, оценок своего развития в ближайшем прошлом и будущем. Часть шкал была заимствована из уже опубликованных работ [7, 16], часть специально разработана для данного исследования. Опрашива-


1 Здесь мы воспроизведем его основные моменты. Подробное изложение можно найти в [9].


лись представители возрастных групп 16-ти, 18-ти и 25-тилетних мужчин и женщин.

Результаты проведенных измерений (получение шкальных значений), обработки, анализа собранных данных позволили согласиться с выдвинутой гипотезой и наполнили базовую модель обновленным содержанием. Схема количественного исследования, в общем виде не раз описанная в специальной литературе (см., напр., [25]), представлена на рисунке 1, а его содержательный вывод формулируется следующим образом:

Механизм адаптации к социальным изменениям может включать допущение человеком изменчивости своего жизненного пути, что проявляется в его поведенческих проектах. При этом слишком жесткие или слишком подвижные, то есть предполагающие повышенную мобильность, поведенческие проекты способны понижать внутреннюю адаптированность человека. Первые чаще встречаются в группе 25-летних, а вторые - в группе 18-летних.

Поиск продолжений

Феномен подвижности, гибкости поведенческих проектов может интерпретироваться как чувствительность к свойствам текущего исторического момента. Однако здесь допустимы и другие, дополнительные, точки зрения (готовность рисковать, пребывание в состоянии психосоциального моратория, мировоззренческий релятивизм и т.д,).


2 На графическое решение схемы повлияла работа В.С.Степина [21].

Множественность интерпретаций есть обратная сторона многомерности изучаемого явления. Естественно, не все интерпретации смогут на равных участвовать в конструировании конечного теоретического образа, пригодного для научной картины мира. Для этого, используя базовую модель, мы должны вновь разрабатывать, проверять, принимать или отвергать соответствующие гипотезы.

В социальных науках часто пренебрегают тем, что подтверждение гипотезы еще не подтверждает теорию, из которой она выводится: импликация А —> В подразумевает, что истинность А влечет за собой истинность В, но истинность В не влечет за собой истинность А [4]. В условиях многообразия теоретических интерпретаций исследователь рискует стать заложником их количества, и на каком-то этапе единственным выходом для него может показаться признание такой-то "точки зрения" как наиболее симпатичной, близкой и т.п. Искушение сие велико. Через его преодоление оформляется повседневный научный труд, нарабатываются методологические ходы. Обращение к их арсеналу будет уместно и в нашем случае.

Принято считать, что свою "расчленяющую", гипотезную, "объясняющую" компоненту психология заимствовала у естественных наук вообще и физики, в частности, а синтетическую, интуитивную, "понимающую" - из наук гуманитарных. При этом первая компонента связывается с методом эксперимента, а вторая - с понимающим наблюдением. Взяв на вооружение экспериментальную процедуру, психология, как известно, принципиально ее трансформировала, введя не одну, как в физике, инструкцию, а две - для испытателя и испытуемого. Это хорошо известный факт. разводящий один и тот же метод в двух науках. На другую методологическую особенность экспериментирования в физике обращают значительно меньшее внимание, хотя она имеет такое же принципиальное значение для психологического метода и в нем присутствует, но относится большинством в ведение "другой" психологии. Ситуация в чем-то сродни предрассудку.

Как пишет Дэвид Магнуссон, в физике основополагающую роль играет наблюдение отклонений от предсказанных (то есть. первично гипотетических, следующих из теории) результатов. Оно закладывает основу для новых теорий, куда эти отклонения включаются [14]. Развивая данную мысль в отношении психологических теорий, маститый автор предлагает при их построении больше опираться на систематическое восхождение от феноменов (наблюдаемых фактов), как это делается в биологии, экологии, ботанике, метеорологии и других сходных науках. Примечательно, что подобная индуктивная процедура является одним из атрибутов качественной методологии [5, 6, 26, 27, 29]. Потребность в ней объективно возрастает в ситуации социальных изменений, когда бытующие обобщения и схемы обнаруживают свою познавательную ограниченность.

Логика качественного исследования.

В ходе исследования процессов адаптации было решено обратиться к понятию "жизненный мир". Им обозначается совокупность реальностей, одной из которых является повседневность. Согласно А.Шюцу, каждый индивид оказывается "помещенным" в повседневной жизни особенным, неповторимым образом - это касается как физического восприятия себя, так и смысловых характеристик окружающего социального мира [24].

В соответствии с принятой моделью и понятийным контекстом механизмы приспособления следует извлекать из пространства субъективных конструкций повседневности, которые присущи людям и являются строительным материалом их адаптационных стратегий, то есть индивидуальных образов выживания в сложившейся жизненной ситуации. Для доступа к этим конструкциям рекомендуется использовать так называемые

мягкие методы сбора информации (включенное наблюдение, неструктурированное интервью, неформальные дискуссии). Они позволяют получить "естественные" данные и создают основу для последующего восхождения к теории.

С учетом особенностей обсуждаемой познавательной стратегии потребовалось уточнить объект приспособления. В количественном исследовании ситуация общей неопределенности конкретизировалась в предметной плоскости - через многообразие вариантов социально-трудового развития, предзаданных человеку как проблема. В качественном исследовании, да еще феноменологической ориентации, мы не можем заранее делать суждения об устремлениях и переживаниях субъекта, поэтому соотносить их с объективной вариативностью его будущего некорректно. Правильнее зафиксировать жизненную ситуацию, в которой оказался человек. Это может быть ситуация незанятости, например. Субъективные конструкции, сопровождая незанятое состояние, выступают предпосылкой удовлетворенности или неудовлетворенности, основой преодоления или усугубления жизненных проблем.

Гакнм образом, в качественном исследовании объект приспособления следует искать в социоструктурной плоскости, целенаправленно подбирая особые жизненные обстоятельства.

В эмпирико-обобщающей части было принято решение базироваться на методологии grounded theory, которая предполагает индуктивное восхождение от наблюдаемого феномена к теории и может успешно использоваться представителями различных теоретических направлений при соблюдении ряда процедурных требований |29].

Далее мы воспользуемся результатами двух конкретных исследований. В одном применялся метод фокус-групп (работа проводилась совместно с Н.А.Крыловой): в другом - нарративное интервью.

Результаты фокус-групп

По определению Н.Н.Богомоловой с соавторами, фокус-группа "представляет собой групповое фокусированное (полустандартизированное) интервью, проходящее в форме групповой дискуссии и направленное на получение от ее участников "субъективной информации" о том, как они воспринимают различные виды практической деятельности или продукты этой деятельности" [3, с. 281]. Ход дискуссии снимается на видеопленку; далее видеозапись анализируется по специальным индуктивным алгоритмам.

Фокус-группы проводились с женщинами: безработными -как состоящими, так и не состоящими на учете в службе занятости; незанятыми выпускницами учебного заведения; работающими. Возраст участниц колебался от 18 до 54 лет. Обсуждались вопросы, связанные с их трудовой биографией, текущей ситуацией, жизненной перспективой.

Анализ дискуссий в фокус-группах позволил выделить ключевые (сквозные) темы. Результатом их систематического соотнесения друг с другом явилась типология трудового сознания3 участников рынка труда (таблица 1), построенная по двум основаниям: 1) уровень использования "Я-ресурса", или готовность лично решать проблемы, возникающие в профессионально-трудовой сфере; 2) уровень использования социальных ресурсов, или готовность подключать свои социальные связи и социальные институты для решения- профессионально-трудовых проблем.


3 Под трудовым сознанием мы понимаем комплекс индивидуальных представлений и оценок хозяйственной жизни общества, путей интеграции в нее, себя как субъекта хозяйственной жизни.

Охарактеризуем выявленные типы.

Репрессированное сознание. Чаще других к данному типу мы относили выпускниц учебного заведения и женщин после 40 лет. И те, и другие характеризуются растерянностью и потерянностью, у них отсутствует какая-либо определенная профессиональная (а подчас и жизненная) перспектива. Выпускницы представляют сельские районы края. Их учеба в Краснодаре, с одной стороны, является результатом директивного решения родителей дать детям "престижную" профессию - в нашем случае это бухгалтер-кассир, а с другой стороны, - стремлением самих девушек убежать от рутинного станичного быта и вынужденной бездеятельности. Полученная профессия не рассматривается ни как сфера приложения своих усилий, ни как инструмент интеграции в социальную структуру. Характерно высказывание одной из участниц дискуссии: "Вернусь домой, а там что? Бухгалтером я работать не смогу - у нас все хорошие места давно схвачены. Мама вроде бы нашла мне место почтальона, но зачем мне почтальон. Придется идти в службу занятости, но я знаю, что там мне ничего не смогут предложить."

Характерной особенностью зрелых женщин, обладающих данным типом сознания, является установка на своего рода рентные отношения с государством или ближайшим окружением. Среди них много клиентов службы занятости. В одних случаях получение пособия видится как единственный и наиболее приемлемый способ отношений с государством за вложенный в производство труд. В других случаях человеку просто не хватает психологических ресурсов (веры в себя, желания тратить собственные силы) для более самостоятельных стратегий поведения.

Используемый нами термин "репрессированность" отражает жесткую схваченность сознания сложившимися в трудовой сфере обстоятельствами: будущее предстает перспективой. определяемой внешними силами: человек не предпринимает

попыток увидеть параллельных путей своего развития; нет уверенности в своей способности изменить ситуацию.

Недостаточная информированность. Обладатели этого типа сознания готовы действовать в направлении решения своих профессионально-трудовых и жизненных проблем, но явно ощущается дефицит информации, которую они могли бы использовать в своих поисках. В одних случаях это объясняется неразвитостью социальных связей (особенно у выпускниц), в других - низким качеством имеющихся источников информации. Как заметила одна участница: "Я умею и готова работать не только по своей специальности, но в службе занятости мне пока ничего не предложили. Я попробовала устроиться на свою давнюю работу, но мне там отказали. Люди устраиваются через связи, а у меня их нет. Сейчас сижу дома и жду - не знаю, чего"

В целом создается впечатление, что существование данного типа сознания психологически обусловлено отсутствием у человека инструментов (информации, личных контактов) познания и проникновения в хозяйственную жизнь, и это сдерживает его активность.

Продуктивное иждивенчество. Здесь мы имеем дело с особым вариантом отношений со своим ближайшим окружением. В чем особость?

Девушка (этот тип сознания обнаружился у выпускниц) не просто делегирует ответственность за свою судьбу ближним (родителям) - она использует их ресурсы, синхронно действуя с ними. Данный феномен не вписывается в обычную схему так называемой "диффузии ответственности".

Анализируя процесс удовлетворения потребностей, в котором кроме самого субъекта участвуют другие люди. социальные. технические и природные системы. В.С.Магун делает вывод. чю нужна "парадигма соучастия", в рамках которой активность человека рассматривалась бы не сама по себе. а наряду с другими силами, участвующими в жизненном процессе [15]. Очевидно, что привлечение "других сил" может стимули-

ровать лень и пассивность, но в нынешней социальной ситуации оно способно стать и фактором психологической устойчивости - по крайней мере для некоторых. В этой связи уместно вспомнить работы Дж.Марсиа, который, продолжая традицию Э.Эриксона, ввел понятие предопределенной идентичности (следование семейным и культурным традициям). Данный автор пишет, что в обществах, где не приняты индивидуалистические ценности, соответствующий статус идентичности может свидетельствовать об успешно прошедшем личностном становлении; в западном обществе он также может иметь продуктивные следствия - прежде всего для женщин [28].

Приведем в качестве иллюстрации высказывание одной из девушек: "У меня все известно. Мы переезжаем в другой город, мама уже нашла работу - она бухгалтер, и я буду работать вместе с ней. Она договорилась". У молодой выпускницы есть и определенность, и удовлетворенность при том, что она самостоятельных усилий для этого пока не прикладывала. Ее усилия - в соучастии, приносящем эффект.

Под активным осознанием мы понимаем намерение использовать что-либо и произвольную регуляцию исполнения намерения. Именно такое осознание превращает планы в реально осуществляемые поведенческие проекты. Рассказывая свои трудовые истории и раскрывая перспективы, женщины неоднократно упоминали ситуации, связанные с преодолением трудностей за счет умелой ориентации в ситуации, способности использовать свои сильные качества, учесть интересы и состояния окружающих. Характерны речевые обороты: "я поняла, что другого случая может не предоставиться", "я уверена, что мне это удастся, у меня есть единомышленники", "в нужную минуту я могу собраться", "сразу я вряд ли смогу найти работу по этой специальности, но я обязательно буду работать, чтобы накопить опыт и стаж" и др.

Активное сознание отчетливо связано с эффективной адаптацией в социально-трудовой сфере. Намерение человека использовать совокупные личные (индивидуальные+социальные) ресурсы для решения стоящих перед ним задач является тем внутренним средством, с помощью которого ликвидируется разрыв между ожиданиями, проектами человека и реально складывающимися условиями жизнедеятельности в базовой модели адаптации4.

Функции активного сознания в определенной степени демонстрируются понятием самоэффективности Альберта Бандуры. Идея заключается в том, что вера человека в эффективность собственных действий, в свою способность справиться со специфическими ситуациями оказывает влияние на мотивацию, возникновение эмоций и выстраивание поведения [22]. При этом важно различать убеждения в результативности определенных форм поведения и ожидание эффективности своих усилий при реализации этих форм.


4 Ликвидация разрыва не всегда протекап в форме активного осознания своих ресурсов. Здесь возможны и другие механизмы-замена проектов, переоценка степени их расхождения с обстоятельствами и другие.


Результаты нарративных интервью

Нарративное интервью предполагает рассказывание, историю, в которой респондент своими словами говорит о своей жизни, воспроизводя свойственные ему структуры сознания. Внутренний порядок повествования достаточно автономен и не сводится к обстоятельствам, в которых продуцируется [13].

Интервью проводились с безработными (возрастной диапазон - 16-52 года) мужчинами и женщинами. В качестве нарративного импульса использовался специальный вопрос о той ситуации, в которой оказался респондент.

При обработке (кодирование, категоризация) транскриптов интервью удалось выделить характерную структуру жизненного мира незанятых. Она не единственная, но релевантная изучаемой проблеме. Основными элементами данной структуры являются: а) ожидание человека к себе как участнику рынка труда; оно включает соответствующие притязания, самооценку. опыт решения трудовых проблем: б) ожидаемые отношения со стороны рынка труда.

Оба элемента нередко противостоят друг другу, имеют разные смысловые объемы. Типичными являются повышенные притязания неработающих к своей профессиональной судьбе. При этом они как бы не замечают, более того, отрицают встречные оценки, установки, предоставляемые возможности. Их трудовое самоотношение не допускает иных жизненных контекстов, кроме уже ставших-привычными. Именно в них, привычных, наличные притязания должны осуществляться, а самооценка подтверждаться (характерно высказывание одного респондента: "я был лучшим, а в итоге должен претендовать на то же, что и все"). Закрытость - термин, уместный для характеристики такого самоотношения. Оно отключено от ожидаемых требований и это приводит к дезадаптационному эффекту5.


5 Разумеется, не следует упрощать ситуацию. Трудоустройство безработных может быть связано не только с понижением их предыдущего

Данная субъективная конструкция, вычленяемая из интервью, имеет теоретические аналоги. Например, в рамках адаптационной модели развития интеллекта Жана Пиаже она могла бы интерпретироваться как доминирование ассимиляторной схемы в ущерб процессам аккомодации к текущим обстоятельствам. Следствием такого соотношения является развитие у человека аутизма или эгоцентризма [17].

Еще одним объяснительным контекстом могли бы стать представления о структуре ролевого поведения и возможных соотношениях между ролевыми ожиданиями со стороны окружающих и ожиданиями человека к самому себе. В случае их осознаваемого рассогласования и несовпадения могут наступать различного рода внутренние конфликты, сопровождаемые негативными психологическими эффектами вплоть до отказа от ак+ивности[20].

Взаимодействие между трудовым самоотношением и ожидаемыми отношениями со стороны рынка труда можно анализировать через призму интеллектуальных, ролевых и других структур, но специфику предмета анализа лучше всего передает такое понятие, как трудовое самосознание субъекта. Его важнейшим для адаптации свойством является гибкость/ жесткость, то есть возможность перестройки взаимодействия двух упомянутых составляющих6. Результаты нарративных интервью позволяют заметить, что гибкость трудового самосознания и адаптация связаны между собой.

социально-трудового статуса, но и с угрозой деперсонализации. По крайней мере, они так мыслят. Как с горечью заметила одна девушка, "им нужны только паши руки", по контексту подразумевая небрежное отношение работодателей к своим работникам и нарушение норм трудового законодательства.

В этой связи весьма продуктивным может оказаться обращение к идеям Дж.Мида о взаимодействии спонтанного и нормативного начал в самосознании как механизме регуляции индивидуального поведения, развития социальных групп и общества в целом (см. [31]).

Подводя итог краткому описанию результатов качественного исследования, представим его общую схему (рис. 2).

Заключение.

Опыт использования двух подходов позволяет сформулировать некоторые правила в построении социального исследования, сделать содержательный вывод.

Количественный и качественный подходы реализуют разные познавательные стратегии: использование дедуктивной и индуктивной логики, подтверждение сконструированных абстракций и восхождение от конкретных фактов к теоретическим построениям, выявление общегрупповых тенденций и анализ индивидуальных вариаций. Чем сложнее изучаемый объект, тем настоятельнее потребность в совмещении обеих стратегий и замыкании логического цикла исследования. Назовем это правилом логической полноты, попутно обратив внимание на то, что научное исследование строится по аналогии с механизмами развития и функционирования мышления: последовательные децентрации (Ж.Пиаже), анализ через синтез (С.Л.Рубинштейн). Количественный и качественный подходы могут предметно наполнять эти механизмы.

Правило логической полноты уместно дополнить правилом репрезентации состоянии объекта исследования, которое обеспечивает многомерное видение изучаемого явления. Если количественный подход в большей степени позволяет выяснить нормативные тенденции, то качественный подход целесообразен для изучения таких социальных ниш, в которых возрастные, демографические и прочие нормы предстают специфическим образом и дают пищу для новых размышлений и сопоставлений. В этой связи целесообразно специально планировать изучение "особых" групп, особость которых выводится из базовой теоретической модели исследования. Если бы мы, например, изучали нормативные тенденции в адаптации безработных, то, следуя правилу репрезентации, нам следовало обратить пристальное внимание на тех, кто нигде не зарегистрирован; в отношении последних качественные методы формирования выборки, сбора данных предпочтительнее количественных.

В содержательном плане количественный и качественный подходы обеспечили многостороннюю реконструкцию механизма адаптации человека к социальным изменениям. Три психологические реальности пересекаются в нем: а) поведенческие проекты, допускаюгцие социально-трудовую мобильность; б) осознание своих индивидуальных особенностей и социального окружения в качестве ресурса для реализации проектов; в) гибкое самосознание, обеспечивающее внутреннюю открытость и "подключенность" притязаний, самооценки, личного опыта к ожидаемым требованиям. Соотношение и способы взаимодействия этих реальностей определяют стратегию повседневной активности человека в меняющихся обстоятельствах.

По форме осуществленная реконструкция имеет сходство с тем, что Р.Мертон назвал "дисциплинированным эклектизмом", то есть контролируемым и систематическим использованием комплиментарных идей [30]. В рассмотренных примерах, од-нако, речь шла не только об идеях, но и способах их порождения.

ЛИТЕРАТУРА

1. Абульханова-Славская К.А. Социальное мышление личности: проблемы и стратегии исследования//Психологический журнал, 1994. Т. 15. №4.

2. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. М.:Наука, 1977.

3. Богомолова Н.Н., Мельникова О.Т., Фоломеева Т.В. Фокус-группы как качественный метод в прикладных социально-психологических исследованиях//Введение в практическую социальную психологию. Учебное пособие для высших учебных заведений/Под ред. Ю.М.Жукова, Л.А.Петровской, О.В.Соловьевой. - 2-е, исправленное изд. М.:Смысл, 1996.

4. Батыгнн Г.С. Лекции по методологии социологических исследований: Учеб. для высш: учеб. заведений. М.:Аспект Пресс, 1995.

5. Белановскнй С.А. Методика и техника фокусированного интервью (учебно-методическое пособие). М.:Наука, 1993.

6. Введение в практическую социальную психологию. Учебное пособие для высших учебных заведений/Под ред. Ю.М.Жукова, Л.А.Петровской, О.В.Соловьевой. - 2-е, исправленное изд. М.:

Смысл, 1996.

7. Головаха Е.И. Жизненная перспектива и профессиональное самоопределение молодежи. Киев:Наукова думка, 1988.

8. Данилова Е.Н. Идентификационные стратегии: российский выбор// Социологические исследования, 1995. №6.

9. Демин А. Адаптация молодежи к социальным изменениям//Соци-альные изменения в России и молодежь. М., 1997.

10. Десятникова ЮМ. Психологическое состояние старшеклассников при изменении социального окружения//Вопросы психологии, 1995. №5.

11. Дружинин В.Н. Структура и логика психологического исследования. М.:Институт психологии РАН, 1994.

12. Дудченко О.Н., Мытиль А.В. Социальная идентификация и адаптация личности//Социологические исследования, 1995. №6.

13. Журавлев В.Ф. Нарративное интервью в биографических исследо-ваниях//Социология: методология, методы, математическое моделирование, 1993-1994. №№3-4.

14. Магнуссон Д. Назад к феноменам//Иностранная психология, 1994. Т.2.№1(3).

15.Магун B.C. О взаимосвязях готовности человека к собственным усилиям и ожидаемой им помощью//Психологический журнал, 1991.Т.12.№6.

16. Магун B.C., Гимпельсон В.Е. Стратегия адаптации рабочих на рынке труда//Социологические исследования, 1993. №9.

17. Пиаже Ж. Теория Пиаже//История зарубежной психологии (30-60-е гг. XX в.). Тексты. М.:Изд-во МГУ, 1986. 18. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии: В 2 т. T.I. М.Педагогика, 1988.

19. Разуваева Л.Н., Горчакова В.Г. Проблема социализации в нестабильном обществе//Психологический журнал, 1996. Т. 17. №3.

20. Социальная психология/Под ред. Г.П.Предвечного и Ю.А.Шер-ковина. М.Политиздат, 1975.

21. Стенин B.C. Идеалы и нормы в динамике научного поис-ка//Идеалы и нормы научного исследования/Ред. кол.: М.А.Ельяшевич и др. Мн., 1981.

22. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности (Основные положения, исследования и применение). СПб.:Питер Пресс, 1997.

23. Шабанюва М.А. Ценность и цена свободы выбора в процессе социальной адаптации к рынку //Социологические исследования, 1995. №4.

24. Щюц А.Структура повседневного мышления//Социологические исследования,1988.№2.

25. Ядов В.А. Социологическое исследование: методология, программы, методы. М.:Наука, 1987.

26. Ядов В.А. Стратегии и методы качественного анализа данных// Социология: методология, методы, математическое моделирование, 1991. №1.

27. Babbie E.R. The practice of social research. Belmont. 1994. IS.Marcia J.E. The importance of conflict for adolescent and lifespan development// L. Verhofstadt-Deneve et al. (Eds.) Conflict and development in adolescence. Leiden University, 1996.

29. Strauss A. L, Corbin J.M. Basics of qualitative research: grounded theory procedures and techniques. Newbury Park, 1990.

30. Sztompka P. Robert K. Merton. An intellectual profile. Basingtoke, 1986.

31. Vaitkus S: How is Society possible? Dordrecht, 1991.

Ваша оценка: Нет Средняя: 3 (2 голоса)

Комментарии

Отправить комментарий

  • Доступные HTML теги: <a> <em> <i> <strong> <b> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <h2> <h3> <h4> <h5> <h6> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.

Подробнее о форматировании

:)