Иллюстрация

Для дурака все умные -
инакомыслящие.

I. Земля.

1.

Несмотря на то, что я вчера немало выпил, голова была светлой. Но даже светлой головой понять смысл предложения было мне не под силу.

- Что вы сказали?
- Вам нужна работа, так?
- Ну, вроде бы да...
- И вы согласны на ночную смену?
- Согласен, - сказал я спокойно, хотя мужик, сидящий передо мной, начал мне надоедать. - Конечно, согласен.
- Значит, работа ночного дежурного по моргу вас устроит? - скорее утвердительно произнес работодатель.

В мозгах у меня что-то щелкнуло. Морг... что же это такое? Нет, все-таки три литра водки на четверых - это многовато.

- Ну, устроит, наверное... - Если я вспомню, что такое этот морг, добавил я про себя.
- Решено. - Толстяк поднялся и протянул мне руку, похожую на кровяной бифштекс с воткнутыми в него сардельками.

Рукопожатие напоминало борьбу титана с карликом, и по его окончании моя рука более всего напоминала мясной фарш.

- О вашей оплате мы уже договорились, - продолжал толстяк, - начинать можете с первого числа. Ваша смена начинается в двадцать два ноль-ноль, не опаздывайте.
- Угу, - пробурчал я, - всего доброго.
- Удачной работы.

Когда дверь за мной захлопнулась, я понял, что такое морг,... но было уже поздно.

2.

Как ни странно, к своим тридцати годам я еще не обзавелся женой. Зато у меня была подружка, Людми... нет, Марина. И сейчас я собирался пригласить ее на ужин. Если, конечно, найду номер ее телефона. Ага, вот он.

- Алло? - Томный голос из трубки.
- Марина? - Радостный голос в трубку.
- Нет, Антуанетта. Зачем тебе Марина, малыш? Разве я не подойду?

Гм... действительно, не Марина. Неловкая ситуация, конечно. Положив трубку, я отправился на кухню поискать в холодильнике чего-нибудь съестного.

Однако это оказалось сложнее, чем я предполагал, и поиски мои завершились только через час. За это время я нашел бутылку машинного масла, 150 ампул димедрола и чью-то вставную челюсть.

Решив про себя, что врач - не самый правильный выбор профессии, я направился к кошельку. Там не было ничего, если не считать приглашения явиться в 22:00 по адресу ул. Смертников, 45, на новую работу.

Часы, остановившиеся пару лет назад, показывали половину пятого, но верить им не стоило, поэтому я позвонил в службу точного времени.

- Двадцать...один...час...сорок...минут, - произнес механический голос в трубке, и добавил: - стоимость звонка - 1 у.е.

Раздумывая над перипетиями человеческой судьбы, я быстро оделся и отправился на улицу Смертников. Вспомнив, что такое морг, я понял, почему она так называется...

3.

Подойдя к белоснежному зданию минут пятнадцать спустя, я заметил, что меня уже ждут. Тот самый толстяк, что устроил меня на эту работу, стоял на лестнице под вывеской «Областной морг».

- Здравствуйте, Арсений Бориславович, не передумали? - спросил он, состроив кривую улыбочку.
- Нет-нет, конечно нет, - ответил я ему тем же тоном.

Толстяк нахмурился и изрек, протягивая мне руку:
- Давайте-ка я покажу вам ваши владения.
- Охотно соглашусь.

Мы поднялись по ступеням, не обращая внимания на парней из реанимации, оживлявших на клумбе какого-то старичка электрошоком.

- Справа - холодильные камеры, - начал свою экскурсию толстяк, - там мы храним трупы. Слева - приемный пункт. Сюда их привозят. Или он сами приходят, ха-ха-ха.

В это время в открытое по случаю летней жары окно влетело тело того старика, которого оживляли на улице. Дежурная - светловолосая кудрявая толстушка - отработанным движением схватила труп за ногу, привязала к пальцу бирку и сунула его в холодильник.

По зданию разнесся звук колокола, возвещающий об окончании дневной смены. Дежурная сняла халат и убежала, толстяк показал мне на внушительный фолиант, сказав, что там я найду ответы на все вопросы, и испарился. Я остался один.

А за окном начиналась гроза.

II. Небо.

4.

Иллюстрация

Гроза гремела все сильнее, по стеклам молотил дождь, мрак вползал в здание. Ежась от непонятной тревоги, я переходил из одной комнаты в другую, не зная, чем себя занять. Так прошло два часа.

Около полуночи я решил выпить чаю, но намерению моему не суждено было сбыться: на пути в столовую я уперся в висящую в воздухе дверь. Висела она тихо-мирно на высоте примерно пятнадцати сантиметров от пола, была приоткрыта, а за дверью было...

Я понимаю, что это звучит крайне нереально, я был напуган грозой, но поверьте: такого я еще не видел. За дверью было месиво. Я не мог бы найти лучшего слова, как бы не старался. Месиво - определение пришло будто бы из подсознания, и описывало то, что я видел, как нельзя лучше.

Мириады каких-то линий дрожали, переливаясь небывалыми оттенками цвета. Эта картина притягивала к себе, заставляла позабыть обо всем на свете. Узоры раздвинулись, и в центре двери образовался проход, откуда лился таинственный голубоватый свет.

Ничего не соображая, я шагнул вперед и вошел в дверь. Раскат грома оглушил меня, и тут я понял, что только что умер.

5.

- Х-х-х-х... - только и смог сказать я, оживая. Глаза открылись, и перед собой я увидел седовласого дедушку с голубыми глазами. Он старательно тыкал мне в лоб своим костлявым пальцем. Нельзя сказать, что это мне очень нравилось.

- Не могли бы вы прекратить делать в моем черепе дырку? - вежливо попросил я седовласого, все больше приходя в себя.

Дедуля быстро ткнул мне пальцем в глаз, но боли я, как ни странно, не почувствовал. Глаз, однако, видеть перестал. Дед тем временем начал тыкать мне в нос.

- Я - Бог, - ни с того ни с сего вдруг произнес он, почему-то фальцетом. - И я прикончил вас во имя добра и справедливости.
- Я - Арсений Безбородов, - представился я и на всякий случай добавил - соратник Наполеона Бонапарте.

Мало ли, где я нахожусь.

Старичок глянул на меня своими небесно-голубыми глазами и довольно сильно ткнул меня в грудь. Это заставило меня почувствовать, что сердце не бьется, я испуганно вытаращил на старика свой глаз, и понял, что куда-то исчезаю.

6.

Проявился я в кабинете. За столом сидел потрепанный годами клерк и заполнял Посмертную Декларацию на Раба Божьего Безбородова А.Б., 1973 года рождения, прижизненный вес - 79 килограммов, грешника.

Раб Божий стоял голенький перед столом и краснел при виде проходящих мимо дам.

- А Бэ Безбородов, - вдруг разразился клерк скрипучим голосом, - как вы посмели помереть в неположенное время?
- Как будто меня кто-то спрашивал! - Как можно возмущеннее ответствовал я, пытаясь в этой фразе выразить весь свой гнев на Загробную Бюрократическую Систему.

Клерк удивленно поднял на меня свои цвета свежего чая глаза (глаза при этом чуть высунулись из орбит и покачивались над его носом на трубочках).

- Как это так? Как это так? - Спросил он у меня (видно, думал, что я глуховат на оба уха и туповат на оба полушария). - Как это так???
- И вообще, - решил я сверкнуть козырем, - сам Бог угробил меня. Во имя добра и справедливости.

Глаза клерка поползли к макушке:
- Бог?
- Ну да, седобородый старик с голубыми глазами. Или вы не знаете?

Клерк встал из-за стола и захохотал. Честно говоря, я думал, что его глаза оторвутся и начнут самостоятельную жизнь под потолком Главного Приемного Кабинета Покойников.

- Скажите еще, что он разговаривал тоненьким голосом, ха-ха-ха...
- Ну да, фальцетом...

Зря я это сказал.

7.

Потому что глаза клерка действительно оторвались от удерживающих их трубочек, и улетели под потолок, раздувшись до размеров баскетбольных мячей.

- Извините, - пробормотал клерк, успокаиваясь, - мне совсем нельзя смеяться.
- Но г-г-глаза...
- Не волнуйтесь, сдуются и прилетят обратно.

Так и произошло: глаза потихоньку начали спускаться, уменьшаясь в размерах. Когда они достигли глазных впадин клерка, оттуда высунулись две трубочки, присосались к глазам и убрались обратно. Глаза при этом приняли свое нормальное положение.

- Ну вот, видите, все хорошо, - произнес клерк, забавно моргая. - Больше не смешите меня.
- Но почему вы смеялись? Что такого смешного я сказал?

Глаза клерка опять было поползли наружу, но он, быстро моргнув, поставил их на место.
- Вы назвали Си-Си Богом, ха-ха. Гм. Гм.
- Си-Си?
- Ну да. Это наш приемщик покойников. Он немножко тронулся умом после того, как вы там, на земле, развязали войну и нас просто завалило грешными душами. Да-а, видели бы вы нас в то время - везде не протолкнуться, все хотят попасть на прием к апостолу Павлу, но вы понимаете, он же не резиновый. Вас много, он один. Вот такая грустная история про Си-Си. Но вы не волнуйтесь, у нас с тех пор процедура получения документов немного ускорилась.

На столе клерка звякнул колокольчик, и он с облегчением улыбнулся мне:
- Ну вот видите, как быстро! Несмотря на то, что померли вы несколько...гм... невовремя, мы решили рассмотреть вашу заявку. Да, вам, к сожалению, у нас не место. Сами понимаете - не нужно было грешить в свое время. Ну да ладно, ничего страшного, это легко поправимо.

И клерк нажал большую красную кнопку, лежащую на столе.

III. Под землей.

8.

Иллюстрация

Когда клерк нажал лежащую у него на столе кнопку, на меня обрушились потоки воды и понесли куда-то вниз, вниз, вниз...

Когда я очнулся, на меня смотрело некое существо, покрытое черной шерстью. Вместо носа у существа было свиное рыло, на голове пара небольших рожек, вместо ступней на ногах были копытца, а сзади торчал хвост, заканчивающийся пушистой кисточкой.

Существо, увидев, что я пришел в себя, заговорило.
- Кто послал тебя сюда?

Удивленно поглядев в черные блестящие глазки говорящего, я ответил, что клерк с небес. Тут в ноздри мне ударил запах горелого мяса, и я услышал крики. Сглотнув подступивший к горлу комок, я понял, что попал в ад.

И не надо смеяться.

9.

- У нас тут и так переполнение, - вещал очередной загробный бюрократ, на сей раз из ада. - Я не могу вместить и те пятнадцать миллиардов душ, что скопились у меня. Приходится жарить их по очереди. А что это за ад, если неделю тобою занимаются черти, а две недели - доктора?

Возмущенно поглядев на приведшего меня чертенка, бюрократ обратил свои очи ко мне.
- Ну, и чем ты провинился, а? Молодой такой... Вообще, мы принимаем только тех, кто нарушил все десять заповедей. А ты?

Прикинув, что нарушил только четыре, я сообщил об этом бюрократу. вскипев еще больше, он приказал чертенку отвести меня в Камеру Ожидания Пыток.

Мы прошли в какую-то дверь, запах гари за которой только усилился. Впереди я увидел темный коридор, на стенах которого толстым слоем лежала жирная сажа. Из коридора потянулся сизый дымок, мой провожатый тяжело вздохнул, повел хвостиком, но продолжал свой путь, волоча за собой и меня. Дыма становилось все больше и больше, теперь мне было трудно дышать, а запах паленого мяса вызывал тошноту.

Внезапно чертенок остановился перед дырой в левой стене коридора, и указал мне на нее:
- Входи, мученик.

Картина представшая моим глазам, меня не обрадовала. Я находился на краю огромной ямы, с гектар площадью. Яма была полна извивающимися и стонущими людьми. В ужасе отшатнулся я от края, но чертенок толкнул меня в спину, и кувыркаясь, я полетел вниз.

Люди были страшно обожжены, кожа на голых телах висела жуткими черными лохмотьями, у многих не было лица - только черный овал головы и серые зубы.

В тесноте люди терлись друг о друга обожженными телами, стонали и кричали от боли. На меня никто не обращал внимания, и через пару минут я тоже был черным, как смоль.

...А еще через пять минут я потерял сознание.

10.

Иллюстрация

Не помню, как прошло время. Где-то в глубине сознания остались жуткие картины: дымящиеся, без глаз, люди, невыносимо воняющие горелым мясом, безумные глаза тех, кого отправляли на мучения.

А в этот раз копыто привратника указало на меня.
- Ты пойдешь со мной.
«Отче наш...» - пронеслось у меня в голове.

- Прекрати! - завизжал привратник, и, схватив меня, потащил вниз по коридору.
Я понял, что не помню ни одной молитвы. Понял, что обречен на вечные муки.

Действительность оказалась много лучше. По пути нам повстречался черт, принимавший меня в это пекло. Увидев, куда мы направляемся, он закричал:

- Куда ты тащишь этого безгрешного? Оставь, я веду переговоры с Небесной канцелярией. Возможно, скоро они примут его к себе.
Мой провожатый только пожал плечами, и выпустив меня, пошел обратно. Похоже, мне повезло.

IV. Снова Небо.

11.

Очнулся я от того, что Си-Си тыкал своим пальцем мне в лоб. Открыв глаза, я улыбнулся, вскочил со своего ложа, и обнял сумасшедшего старца. От неожиданности он расплакался.

-Меня, - говорит, - еще никто никогда не обнимал. Выйдешь за меня замуж?

Ну как можно отказать рыдающему старику? Свадьбу мы сыграли в тот же день. К сожалению, через час после торжественного события Си-Си решил, что ему пора на землю.

И сейчас я, во время кратких перерывов между приемом душ умерших, смотрю вниз, на ползающую там черепаху - это мой Си-Си. И иногда - вы не поверите - черепашка машет мне лапой.

© Кирилл Николаев, 1999 - 2003.

Дорогие друзья!

Наш сайт работает на чистом энтузиазме. Мы не требуем регистрации, денег за скачивание книг. Так было и так будет всегда. Но для размещения сайта в интернете требуются средства - хостинг, доменное имя и т.д.

Пожалуйста, не оставайтесь равнодушными - помогите нам поддерживать существование сайта. Любая помощь будет очень ценна. Спасибо!

:)