Глава 5

Социологическая концепция Фердинанда Тенниса

1. Жизнь и деятельность

Теннис родился 26 июня 1855 г. вблизи городка Ольденсворт, Шлезвиг, в семье богатого крестьянина. В 1872 г. он поступил в уни верситет в Страсбурге и завершил университетское образование в Тюбингене в 1875 г., защитив диссертацию по классической фи лологии.

В дальнейшем его научные интересы охватывали широкий круг проблем самых разных социально-научных дисциплин. Восьмидесятые—девяностые годы были посвящены изучению социальной философии XVIII — XIX вв. Результатом этих занятий явились книга о Гоббсе, опубликованная в 1896 г. и впоследствии неоднократно переиздававшаяся, ряд важных статей о Лейбнице, Спинозе, Ницше, Спенсере, Марксе и др. Эти занятия не прерывались и позже. Результатом их стала, в частности, увидевшая свет в 1921 г. книга «Маркс. Жизнь и творчество».

Изучение наследия Гоббса побудило Тенниса вплотную заняться философией истории и философией права. Его собственная кон цепция была сформулирована в написанной в 1881 г. работе «Об щность и общество (теорема философии культуры)», которая затем под тем же названием многократно издавалась в перерабо танном и углубленном виде. Именно эта работа и составила основание социологической концепции Тенниса.

Также в начале восьмидесятых годов проявился интерес Тенниса к социальной статистике, в частности к проблемам преступ ности, бедности, самоубийства и т. п. (книга «Преступность как социальное явление» увидела свет в 1909 г.). Наряду с эмпирической Теннис постоянно вел теоретическую работу в области социо логии: книги «Мораль» (1909), «Критика общественного мнения» (1922), «Собственность» (1926), «Прогресс и социальное развитие» (1926), «Введение в социологию» (1931).

Несмотря на его обширную теоретическую, эмпирическую, а также публицистическую деятельность, академическое признание пришло к Теннису довольно поздно. Лишь в 1913 г. он стал вне штатным профессором университета в Киле. В 1910 г. во Франк фурте состоялось учредительное заседание немецкого социологи ческого общества, одним из основателей которого был Теннис. В 1921 г. он был избран его президентом и оставался в этой должности до фактического разгона общества нацистами в 1933 г. Будучи настроен в духе социал-демократической политики, он выступал за Веймарскую республику и боролся с национал-социализмом, предупреждая общественность об опасности «впадения в варвар ство» и подвергаясь атакам нацистских демагогов. Теннис умер в Киле 11 апреля 1936 г.

2. Основная проблема социологии

Постановка главной проблемы социологии вытекала из иссле дования Теннисом основного противоречия развития социально- философской мысли XVIII — начала XIX в. из противоречия ра ционалистического и исторического подходов к проблеме возникновения и существования государства, права и социальных инсти тутов.

Для сторонников рационалистического способа мышления, опи равшихся на идеи Просвещения, было характерно признание естественных прав человека и соответственно признание самовла стия народа, его неотъемлемого права на установление разумных законов и разумного общественного устройства, соответствующего человеческой природе.

Приверженцы исторического подхода, наиболее ярко выразившегося в работах исторической школы права и исторической шко лы национальной экономики, напротив, подчеркивали важность традиционных норм и принципов человеческого общежития и соответственно необходимость существования исторически сложившихся форм государственного и правового регулирования общест венной жизни.

Теннис поставил своей целью связать воедино рационалисти ческое и историческое мировоззрение, соединить преимущества рационального научного метода с историческим взглядом на соци альный мир. Его источниками служили труды основоположника исторической школы права Ф. фон Савиньи (прежде всего идеи, сформулированные Савиньи в небольшой, но имевшей громкую славу книге «О призвании нашего времени к законодательству и правове дению»), книга англичанина Г. Мэна «Древнее право» (в которой отразились основополагающие идеи Савиньи и в которой в противопоставлении статуса и контракта Теннис нашел концептуальное основание для пары антиномических понятий, определивших в ко нечном счете все содержание его собственной социологической кон цепции), труды Моргана, Бахофена и других этнографов, истори ков, правоведов того времени.

В экономической мысли Германии в XIX в. господствовала историческая школа национальной экономии. Активно развернувшийся в конце столетия спор между главой исторической школы Г. Шмоллером и математиком, философом и экономистом К. Мен гером привел к ослаблению влияния историзма в пользу подчер кивавшегося Менгером дедуктивного метода, а следовательно, рационально-понятийного мышления вообще. Основания рационального подхода к общественной жизни Теннис обнаруживал в насле дии европейской философии XVII в., прежде всего в рационали стической философии Гоббса и Спинозы.

В одной из своих первых историко-философских работ, посвященных творчеству Гоббса, Теннис сформулировал теоретическое содержание понятий, легших впоследствии в основу его социоло гической теории. Важнейший с точки зрения развития идей Тенниса (заключительный) абзац этой работы гласит:

«У Гоббса часть его последователей... искала поддержки в концепции абсолютного суверенитета общинной воли. В исторической действительности того времени этому соответствовало явление неограниченной монархии. Другие, исходя из оптимистических представлений о природе человека, отвергали даже этот новый, затмивший все остальное авторитет; они вообще не считали собственно общину необходимой, полагая, что высшее возможное сча стье человечества может быть достигнуто в чистом обществе посредством общественного государства, т. е. посредством равных, двусторонних, могущих быть установленными и расторгнутыми отношений индивидов друг к другу. Первым имевшим успех пред ставителем этой идеи был Локк. Он одержал победу в основном благодаря своим трудам в области молодой науки — политической экономии. Реальная основа подобных взглядов выступала в образе либерального конституционализма» [18, S . 240].

Это принципиальное противопоставление двух типов общества было последовательно проведено Теннисом в небольшой работе «Об щина и общество», написанной, как и цитированная выше статья, в 1881 г. и имевшей подзаголовок «Теорема философии культуры». Эта работа впоследствии принесла Теннису мировую известность.

3. Община и общество

Ее основная идея заключалась в противопоставлении понятий общинных ( gemeinschaftliche ) отношений и связей, с одной сторо ны, и общественных ( gesellschaftliche ) — с другой. Отношения пер вого рода коренятся в эмоциях, привязанности, душевной склон ности и сохраняют собственную самоотождествленность как соз нательно в силу следования традиции, так и бессознательно в силу эмоциональных уз и благодаря объединяющему влиянию об щего языка. «Я различаю, — писал впоследствии Теннис, — сле дующие типы общественных отношений: 1) родовые отношения. Естественно, таковыми в первую очередь считаются собственно родовые или кровно-родовые отношения; 2) отношения соседства, характеризующиеся совместным проживанием, свойственные брач ной и в узком смысле слова семейной жизни, однако в понятии имеющие более широкий смысл; 3) отношения дружбы, основывающиеся на сознании духовной близости или родства, поскольку такое сознание постулировано или положено в основу какого-либо рода совместной жизни; они приобретают особое социальное зна чение, когда осознаются как общая религиозная принадлежность, как «община» [16, с. 464].

Иной характер имеют отношения второго рода, или общественные отношения. Их принцип и основа — рациональный обмен, смена находящихся во владении вещей. Эти отношения, следовательно, имеют вещную природу и характеризуются в силу самой природы обмена противоположно направленными устремлениями участников. Эти отношения частично зиждутся на отношениях опи санного выше — общинного — типа, однако они могут существовать и между разделенными и чуждыми друг другу индивидами, даже между врагами, благодаря сознательному решению участвующих в них индивидов. В качестве индивидов в такого рода от ношениях могут выступать различного рода группы, коллективы или даже сообщества и государства, рассматриваемые как фор мальные «лица». «Сущность всех этих отношений и связей заклю чается в сознании полезности или ценности, которой обладает, может обладать или будет обладать один человек для другого и которую этот другой обнаруживает, воспринимает и осознает. От ношения такого рода имеют, следовательно, рациональную струк туру» [16, с. 464],

Эти два рода отношений и связей — общинные и общественные — характеризуют не только отношения людей друг к другу, но и отношение человека к обществу. В общине социальное целое логически предшествует частям, в обществе, наоборот, социальное целое складывается из совокупности частей. Различие общины и общества — это различие органической и механической связи составляющих социальное целое частей.

4. Два типа воли

Фундаментом этих двух типов организации социальной жиз ни служат два типа воли, обозначаемые Теннисом как — Wesen wille и Kurwille (первоначально Wilkuer ). Wesenwille — это воля сущности, т. е. в некотором смысле воля целого, определяющая любой, самый незначительный аспект социальной жизни. Kur wille означает иной тип действия интегрирующего фактора, oc лабление социальной воли, расчленение ее на множество частных суверенных воль, механически сочетающихся в целое обще ственной жизни.

Первостепенное значение, придаваемое Теннисом понятию воли, дало основание большинству исследователей отнести его идеи к психологическому направлению в социологии. Вряд ли это справедливо. Воля в весьма малой степени понимается Теннисом как чисто психологический фактор. Хотя Теннис и пишет постоянно о том, что без воли нет человеческого поведения, воля в его концеп ции весьма абстрактное понятие, лишенное непосредственно пси хологического смысла.

«Любая духовная деятельность, — писал Теннис, — будучи человеческой, отмечена участием мышления, поэтому я различаю волю, поскольку в ней содержится мышление, и мышление, по скольку в нем содержится воля» [14, S . 87]. В другом месте Теннис выражается еще определеннее: «Воля в ее человеческом качестве определяется силой человеческого мышления» [17, S . 6], а латинский эпиграф из Спинозы, предпосланный Теннисом одному из разделов своего главного труда — « Voluntas atque intellectus unum et sunt » («Воля и разум — одно и то же» (лат.) [14, S . 85]), позволя ет выяснить происхождение, а следовательно, и рационалистичес кий смысл ето представлений о человеческой воле.

Рационалистический характер теннисовского обоснования социологии проявился и в его трактовке социального поведения ин дивидов. Анализируя социальное поведение, Теннис использовал введенную Максом Вебером типологию, согласно которой выделя ются целерациональная, ценностно-рациональная, аффективная и традиционная формы социального поведения. В первой из этих форм, считал Теннис, реализуется Kurwille , в трех последних (лишь одна из которых предполагает психологический фактор в качестве определяющего) — Wesenwille . Рациональная работа разума явля ется, таким образом, критерием различения двух типов воли и связанных с ними двух типов общественного устройства. В основу теннисовского анализа социального поведения лег анализ взаимоот ношения средств — целей, т. е. анализ рациональности, тогда как природа социального оказалась определенной через «самосознание» индивидами самих себя и других в качестве членов общества.

Поскольку Теннис фактически (вслед за Спинозой) отождест вил волю и разум, это означало, что побуждение к совместной социальной жизни, социальному взаимодействию, «обществлению» у Тенниса (так же как образование государства у Гоббса) идет не от освященной церковью традиции, как утверждает политическая философия реакционного романтизма (и не от Бога, как то утвер ждали противники Гоббса — схоласты), а от разума.

В учении о типах воли Тенниса ярко проявилась его оппози ция по отношению к историзирующему романтизму, стремление к рационалистическому объяснению природы общественной жизни.

5. Социология форм

Теннис не случайно дал своей главной работе (в первом ее издании) подзаголовок «Теорема философии культуры». Вырабо танные в ней понятия «общность» и «общество» стали первым шагом в направлении разработки формальной, в некотором смыс ле «геометризированной» концепции социологии, которую сам Тен нис именовал чистой социологией (впоследствии в работах исто риков социальной мысли она стала рассматриваться как формальная социология, а сам Теннис считался основоположником соответст вующей «школы»).

В своих историко-философских работах Теннис детально ана лизировал выработанные мыслителями XVII в. представления о чертах и особенностях социального познания. Так, по Гоббсу, пи сал он, чистая, т. е. a priori доказательная наука возможна: а) о мысленных вещах, абстрактных предметах (геометрия); б) о «политических телах», т. е. о принципах социальных институтов, про изошедших из человеческого мышления, которые нельзя воспри нять чувственно, но «тип которых мы конструируем» [18, S . 113]. Точно такой же принцип лег в основу собственного наукоучения Тенниса. Как Гоббс и Спиноза были убеждены в безграничных возможностях познания mode geometrico , так и Теннис полагал, что формальная, незамутненная интересами и склонностями инди видов, а также корыстью и целями групп и классов дедукция различных форм социальной жизни позволит достичь универсаль ного и общезначимого социального познания. Поэтому-то и появи лось в его работе слово «теорема» как утверждение прав понятий ного, конструктивного мышления в противовес набирающим силу тенденциям эмпиризма и иррационализма. Первостепенным требо ванием метода рационалистической методологии было требование объективизации социальных явлений в смысле обеспечения логи чески строгого исследования, достижения общезначимого познания. Орудиями объективации были абстрагирование, идеализация, конструирование идеальных типов. Полученные типы не абсолютизи ровались, им не приписывалась действительность, наоборот, сами эти типы — понятийные «мерки» — прикладывались к живой действительности социальной жизни, открывая возможности ее собст венно социологического изучения. Последнее особенно важно, ибо, подчеркивая невозможность отождествления конструированных по нятий и эмпирической действительности, Теннис стремился поста вить социологию на научные рельсы, порывал с многовековой тра дицией произвольной философско-исторической спекуляции.

Началом социологии становилась, таким образом, абстракции Ясно, что такой подход был направлен против исторической шко лы и субъективного эмпиризма философии жизни. Ясно также, что реабилитация рационализма такого рода должна была повести к реабилитации просвещенческой идеи естественного права и, следовательно, к игнорированию истории, развития.

Теннису, однако, удалось избегнуть этой опасности. Дело в том, что начальная идеализация, на которой основывал свою социоло гию Теннис, включала в себя не один (как, например, у Гоббса, или Локка, или у других мыслителей Просвещения), а два абстрактных понятия. В основе социологического мышления Тенниса лежит прин цип понятийной антиномии: как любое конкретное проявление социальной воли представляет собой одновременно явление воли и явление разума, так и любое социальное образование одновремен но содержит в себе черты и общины и общества.

Община и общество становились, таким образом, основным критерием классификации социальных форм. Вообще же Теннис стремился к выработке развернутой и упорядоченной системы таких критериев. Так, общественные сущности или формы социаль ной жизни подразделялись на три типа: (1) социальные отноше ния, (2) группы, (3) корпорации или объединения. Социальные от ношения существуют тогда, когда они не только чувствуются или осознаются как таковые участвующими в них индивидами, но и осознается их необходимость, а также в той мере, в какой из них происходят взаимные права и обязанности участников. Другими словами, социальные отношения — это отношения, имеющие объ ективный характер.

Совокупность социальных отношений Между более чем двумя участниками представляет собой «социальный круг». Социальный круг есть ступень перехода от отношения к группе. Группа обра зуется, когда объединение индивидов сознательно рассматривает ся ими как необходимое для достижения какой-то цели. Далее: какая-либо социальная форма именуется корпорацией или объ единением в том случае, если она обладает внутренней организа цией, т. е. определенные индивиды выполняют в ней определен ные функции, причем их акты являются актами корпорации.

Деление на отношения, группы и объединения «перекрещива ются» с классификацией человеческих отношений по критерию «господство — товарищество». Лишь затем полученные в резуль тате классификации типы членятся по наиболее общему крите рию на «общинные» и «общественные».

Точно так же сложный характер имеет теннисовская класси фикация социальных норм, которые делятся на: (1) нормы социаль ного порядка, (2) правовые нормы и (3) нормы морали. Первое — совокупность норм самого общего порядка, основанных первично на общем согласии или конвенции. Нормы порядка определяются нормативной силой фактов. Право, по Теннису, создается из обы чаев или путем формального законодательства. Мораль устанавливается религией или общественным мнением. Все указанные нормативные нормы, в свою очередь, делятся на «общинные» и «общественные». Различия всех типов норм носят «идеально-ти пический» или аналитический характер. В реальности они не встре чаются в чистом виде. Нормативные системы всех без исключения социальных форм оказываются составленными из совокупности норм, порядка, права и морали.

Менее усложненный характер имеет теннисовская типология социальных ценностей.

6. Формализм и историзм

Все эти детальные и разветвленные типологические построе ния носили бы абсолютно внеисторический и абстрактный характер, если бы не постоянно проводимое деление на общинные и об щественные проявления буквально каждой из выделяемых форм. Применение этого принципа к анализу конкретных социальных явлений давало возможность уловить и концептуально отразить явления исторического развития. В этом состояло прикладное значение описанных классификаций вообще и понятий общины и общества в частности.

Анализ социальных феноменов с точки зрения их развития Тен нис именовал прикладной социологией. Прикладная социология рас сматривается некоторыми последователями Тенниса как «научная философия истории» [6, S . 66]. Сам Теннис первоначально опреде лял ее цели гораздо скромнее. «Если чистая социология, — писал он, — ограничивается осмыслением и описанием социальных сущ ностей в состоянии покоя, то прикладная социология имеет дело динамикой, то есть рассматривает их в движении» [17, S . 316]. Me тодом прикладной социологии становится у Тенниса принцип понятийной антиномии. Диалектическое взаимодействие воли и разума, лежащее в фундаменте социальных отношений, развивается, по Теннису, в сторону преобладания разума, т. е. общественное разви тие представляет собой процесс возрастания рациональности.

Этим определяется направление общественного развития:от общины к обществу. «Становление рациональности, — пишет Тен нис, — есть становление общества, которое развивается

в согласии с общиной, как изначальной, или, по крайней мере, более старой формой совместного жительства, частично в вопию щем противоречии с ней» [13, S . 465]. С этой точки зрения Te ннис анализирует с использованием значительного фактического мате риала динамику развития различного рода социальных структур исследует социальные проблемы современного ему общества, де монстрируя тем самым образцы реализации собственного предпи сания «применять лежащий в основе этого подхода способ рассу ждения к анализу любого исторического состояния, а также и развитию социальной жизни в целом, по крайнем мере постольку поскольку это развитие идет от общинных к общественным фор мам и содержаниям» [13, S . 465].

Таким вот образом Теннис и решает главную проблему своего социологического творчества, поставленную самим ходом идейного развития XIX столетия: проблему синтеза положительных сторон просветительской и романтической тенденций. В его социологии (чистой плюс прикладной) оказались равным образом отраженными статика и динамика общественной жизни, механическое и орга ническое строение общественных «тел», а также рациональный и исторический подходы к исследованию общества.

В социологии Тенниса был сделан шаг от характерных для предшествующего периода социально-философских спекуляций к выработке объективной, научной социологии, чуждой предвзятых ценностных позиций, политических установок, чуждой свойствен ной философии истории морализаторской тенденции. Разумеется, «научность» социологии Тенниса ориентировалась на вполне опре деленный, а именно позитивистский образ науки. К достоинствам своей социологической концепции Теннис относил, во-первых, объ ективность, во-вторых, свойственную ей натуралистическую тен денцию, в-третьих, ее независимость от ценностных предпосылок и практической социальной деятельности.

7. Социология и политика

Свобода науки в позитивистском ее понимании предполагала свободу от политики. Вопрос о взаимоотношении социологии и по литики вообще ставился Теннисом предельно широко: как вопрос о соотношении социальной теории и социальной практики, или, гово ря языком некоторых новейших авторов, познания и интереса. Избегание ценностных сведений не есть, по Теннису, отказ от иссле дования социальных ценностей, наоборот, только социологическое, научное, объективное изучение ценностей может дать политике надежное основание и выработать научно обоснованные формы по литической деятельности. «Должно быть научным образом продемонстрировано, — пишет Теннис, — что должен делать человек, чтобы достичь определенных последствий. Такие учения не входят в число наук. Они — не собственно наука, но ремесла, технологии». Политика как раз и есть одно из таких ремесел, использующих данные, добываемые науками. Различие их в том, что наука делает ценности предметами исследования, а политика — основанием де ятельности. «С научной точки зрения совершенно не важно или даже вредно для наблюдения, желаемо ли достижение какой-то данной цели. Практик же исходит именно из желаемости; он стре мится к этой цели и хочет знать, если это вообще возможно знать с научной достоверностью, какими средствами можно достигнуть этой цели. Будучи исследователем, он имеет дело с причинами и следствиями. Человек науки познает, и только. Практический че ловек хочет действовать» [13, S . 305].

Тезис свободы науки от политики также был направлен про тив политической философии романтизма, сознательно и целенаправленно ориентированной на оправдание политических акций реакционных режимов Европы.

Но, отделяя науку от политики, Теннис, однако, отнюдь не ста вил целью отделить политику от науки. Он стремился «онаучить» политику, а не желал возводить непроходимую стену между этими двумя родами деятельности. Как явствует из цитированного выше фрагмента, описание Теннисом познавательных позиций ученого и практического деятеля есть фактически описание двух различных познавательных установок, практикуемых одним и тем же челове ком, который выступает то как политик, то как социолог. Такая форма описания не случайна, и описание это легко может быть отнесено к самому Теннису, который, по свидетельствам его современников, соединял в себе черты бесстрастного ученого со страстью политика- конституционалиста, социал-реформиста и демократа.

Практическая деятельность Тенниса как политика, избирае мые им направления, цели и средства социальной работы действи тельно соответствовали основным положениям его социологического учения.

Сформулированное в рамках прикладной социологии положе ние о возрастании рациональности в ходе общественного развития естественным образом вело к необходимости борьбы за демокра тизацию, против сословных и феодальных предрассудков. Считая просвещение пролетариата этапом, необходимо следующим за буржуазным просвещением XVII — XVIII вв., Теннис активно участво вал в социал-демократическом и рабочем движении, отстаивал свободу слова и права на образование профессиональных союзов, выступал на стороне бастующих во время знаменитой Кильской стачки 1896—1897 гг.

8. Критика системы Тенниса

Социологическая деятельность Тенниса продолжалась более пятидесяти лет, и в его теоретических построениях отразились чер ты социальных перемен, происходящих в Германии конца XIX начала XX в.

Перемены эти были порождены усилением капитализма в Гер мании, переходом его в империалистическую стадию своего раз вития. Если на европейском континенте этот процесс происходили медленнее, чем в Англии, совершившей свою буржуазную рево люцию еще в XVII в., то еще медленнее шел процесс социальных преобразований в Германии, бывшей до того времени глухой «про винцией» Европы. Территориальная раздробленность, отсутствие прочной государственности, сохранение множества феодальных и сословных пережитков — все это задержало становление герман ского империализма, начавшего активно развиваться лишь в 70— 80-е годы прошлого столетия.

Опираясь на труды английских и немецких этнологов, юри стов и государствоведов, Теннис зафиксировал в основных поня тиях своей социологии главные характерные черты изменений в государственно-правовой и ценностно-нормативной сферах обще ства, характерные для этого переходного периода.

Реальная же материальная основа изменений Теннисом вскрыта не была: Причиной тому явилось идеалистическое понимание им самой природы социального процесса. «Именно фактор мышления и, следовательно, разума, — писал Теннис, — является динамиче ским элементом любого культурного развития, так же как и духов ного развития единичного человека. Это означает, — продолжал Теннис, — что он во все большей мере определяет поведение, да и само мышление отдельных людей... а также лиц, составляющих группы и союзы, в их совместной деятельности и общей воле». Такого рода трактовка природы социального процесса, естествен но, включала возможность познания реальных социально-эконо мических процессов, лежащих в основе исторических изменений. Следует отметить, что Теннис был хорошо знаком с трудами Мар кса, посвященными анализу капиталистического способа производства. Более того, его интерес к марксизму носил устойчивый и постоянный характер. По его собственному признанию, интерес к проблематике «кризиса культуры» был разбужен в нем не в пос леднюю очередь чтением «достойной восхищения работы Карла Маркса» (имеется в виду первый том «Капитала»), хотя, как до бавляет Теннис, марксизм не оказал прямого влияния на выработ ку его собственных идей.

Действительно, не только принципиальные выводы, но и сама марксистская постановка проблем оказалась чужда Теннису. В ста тье «Исторический материализм», написанной для Международ ного профсоюзного словаря, он определил сущность учения Маркса об обществе в духе абстрактной теории факторов: социальная действительность представляет собой взаимодействие трех наи более общих факторов — экономики, политики, духа; развитие каждой из этих областей идет независимо друг от друга, но хозяй ственная жизнь представляет собой «относительно наиболее неза висимую переменную». Подобного рода догматическое членение на факторы и переменные чужды духу марксизма, так же как и абстрактное представление о «хозяйственной жизни».

Теннис неоднократно противопоставлял строгого ученого Маркса, Маркса «Капитала» Марксу «Коммунистического манифеста». В конце концов Теннис пришел к оценке марксизма как «безус ловно ложного учения» [17, S . 270].

Отказ видеть в фундаменте социальной жизни материальные закономерности и ценностно-нормативную сферу общества значи тельно уменьшает ценность социологических идей Тенниса.

Так, именно по этой причине остается в сущности непрояс ненным источник существования общин и общества как основных форм человеческой Совместной жизни. Откуда, к примеру, берет ся, как формируется общинная воля — Wesenwille , цементирую щая и соединяющая индивидов в целое их совместной жизни? Ка ким образом при господстве частной воли — Kurwille — механи ческое взаимодействие индивидов дает в результате некоторую социальную целостность? Каков вообще фактор, констатирующий эту целостйость в каждом конкретном случае?

Часто оба типа социальных отношений объясняются как про дукты реализации индивидуальных психических стремлений — инстинктивных и рационально обусловленных импульсов. Такое истолкование, введенное Вундтом, искажает смысл, вложенный в понятие социальной воли Теннисом. Во-первых, при этом абсолют но разделяются воля и интеллект (о теннисовской рационалисти ческой трактовке воли говорилось выше); во-вторых, воля при этом начинает трактоваться как чисто психическое образование, утра чивается социально-политический смысл этого понятия (ср.воля народа, воля избирателей), играющий едва ли не первостепенную роль в системе Тенниса.

Марксизм пришел к выводу о том, что в социальной воле воплощается воля господствующего в обществе класса, структу рирующая и определяющая структуры и формы конкретных проявлений человеческих взаимодействий. Теннис же вырабатывает развернутые дефиниции, дает обстоятельные описания общины и общества, но оказывается не в состоянии раскрыть природу воли, т. е. социальной власти, власти социального целого над отдельным индивидом в каждом конкретном случае. Оба основных понятия теннисовской социологии остаются постулированными, а не выве денными из анализа реальности социальной жизни.

Именно отсутствие интереса к реальности, а именно к реаль ности взаимодействия, конфликтов, столкновений интересов соци альных групп и классов обусловило еще один из недостатков тен нисовской типологии обществ — неадекватную характеристику общины. Социальные отношения в рамках общины изображаются Теннисом как отношения согласия и взаимопонимания, дружбы, co трудничества, душевной приязни и т. д. Всякие «отрицательные» эмоциональном смысле, а также конфликтные по своей природе отношения Теннис игнорирует. Он отказывается видеть в общине элементы принуждения, справедливо замечает Р.Кениг [7, S . 370| Фактически рисует неисторичный, идеализированный образ общины, подставляя на место сложной и противоречивой реальнос ти отношений в рамках общины картину, обладающую определенным этическим и идеологическим подтекстом.

Последнее, как мы покажем далее, обусловило противоречивость политического смысла доктрины Тенниса.

И наконец, еще одно следствие игнорирования конфликтов и противоречий в общественной жизни: формальный, метафизиче ский характер сложных и разветвленных теннисовских классификаций. Разумеется, эта классификация не была для Тенниса само целью. Они служили ему для целей детального изучения процес сов исторических перемен, совершающихся на различных уровнях и различных сферах общественной жизни. Теннис стремился фор мализовать социологическое знание, найти некоторую универсаль ную систему характеристик, применимых независимо от содержа тельной стороны предмета к анализу самых различных сфер жиз ни общества.

Поставленная таким образом проблема содержала, однако, глу бокое внутреннее противоречие. Именно формальный характер теннисовских классификаций, отсутствие критериев для вычлене ния решающих, определяющих типов отношений и групп сделали их пригодными лишь для описания реально происходящих про цессов изменений, исключив возможность выработки с их помо щью социологических объяснений исторического процесса. Други ми словами, классификации эти неизбежно вырождаются в опреде ленного рода конвенции, в условный язык, не могущий доставить «сущностного», положительного знания об исследуемой реальности. Социологическая система Тенниса не могла, таким образом, служить объяснению процессов исторического развития. Типология «община — общество» не осталась идеологически нейтральным ору дием описания социальных процессов. Как ни старался Теннис под черкнуть ценностно-нейтральный характер своих представлений, их оторванность от философии, истории, политики и — этики, действительное содержание его трудов дало основание многим иссле дователям толковать теннисовский анализ развития от общинных форм к общественным как скрытую философию истории, как идеологию гибели культуры, имеющую вполне определенный, реакци онный политический смысл. Такая интерпретация и в самом деле оказывалась возможной по причине описанной выше идеализации Теннисом социальных отношений в рамках общины.

9. Научное значение социологии Тенниса

Теннис — социолог, стоящий на грани двух эпох западной социологии. Одной стороной своего творчества он как бы обращен в XIX в. Об этом говорит его стремление разработать «философию» истории как социологию», попытка создания широкого куль турно-исторического познания, а также отсутствие строгой диф ференциации в его учении собственно социологических, правоведческих, государствоведческих идей.

С другой стороны, Теннис выдвинул ряд идей, получивших дальнейшую разработку и реализацию в западной социологии XX в. Это прежде всего идея аналитического — в противоположность историческому — построения социологии, свидетельствующая об осознании социологией самой себя как науки, о ее стремлении самоопределиться, найти свой собственный подход к анализу общества. Теннис одним из первых в западной социологии поставил проблему соци альной структуры, которая именно с того времени стала рассмат риваться как специфически социологическая, гарантирующая осо бый угол зрения, особый способ постановки проблемы. Идея разра ботки формальной социологии, анализирующей свой предмет незав исимо от его содержательных характеристик, была подхвачена
другим знаменитым социологом конца XIX — начала XX в. Г. Зимм елем, и была затем развита Л.фон Визе, А.Фиркандтом и рядом других исследователей.

Далее, одной из существенных сторон социологии Тенниса была его натуралистическая теория социального познания, во многих ва риантах продолженная и развитая западными социологами XX в. I

Все же главным, что оставил Теннис современной социологии Запада, стала идея выделения двух типов социальных связей
и отношений, воплощенных в понятиях общины и общества. Эта идея была подхвачена Э. Дюркгеймом, выделившим общество с
«органической» и «механической» солидарностью. В соответству ющим образом переработанном виде эта типология применя лась и продолжает применяться ныне многими западными социологами, философами и историками для объяснения основно го конфликта исторического развития современности. «Дедук тивная типология превратилась в конце концов в философско-историческую концепцию», — справедливо писал по этому по воду И. С. Кон [1, с. 106].

Литература

•  Кок И. С. Позитивизм в социологии. Л., 1964.

•  Шершеневич Г. Ф. История философии права. СПб., 1907.

•  Bellebaum A. Das soziologische System von F. Tonnies unterj besonderer Bervicksichtigung seiner soziographischen Untersuchunjgen. Meisenheitn a. Glan, 1966.

•  Dahrendorf R. Deutsches Geistesleben und Nationalsozialismt Tubingen, 1965.

•  Heberle R. Einfuhrung // Tonnies F. Einfuhrung in die Soziologie. Stuttgart , 1965.

•  Jakoby E. G. Die moderne Gesellschaft im sozialwissenschaftlichen Denken von F. Tonnies. Stuttgart , 1971.

•  Konig R. Die Begriffe Gemeinschaft und Gesellschaft bei Tonnies // Koln . Ztschr. Soziol. 1955. Jg. 7, № 3.

•  Nisbet R. The sociological tradition. L., 1967.

•  Plessner H. Nachwort zu Tonnies // Koln . Ztschr. Soziol. 1955. Jg. 7, № 3.

•  Rudolph G. Tonnies und der Faschismus // Wiss. Ztschr. Humboldt-Univ. Berlin Ges. sprachwiss. Reihe. 1965. Bd. 14.

•  Sociology and history / Ed. W. Cannman. N.Y., 1965.

•  Tonnies F. The Present Problems of Social Structure // Amer. J. Sociol. 1905. Vol. 10, № 5.

•  Tonnies F. Soziologishche Studien und Kritiken. Jena , 1923. Bd. 1.

•  Tonnies F. Gemeinschaft und Gesellschaft. 8. Aufl Leipzig, 1935.

•  Tonnies F. Uber die Lehr- und Redefreiheit // Koln . Ztschr. Soziol. 1955. Jg. 7, № 3.

•  Tonnies F. Die Enstehung meiner Begriffe Gemeinschaft und Gesellschaft // Koln . Ztschr. Soziol. 1955. Jg. 7, № 3.

•  Tonnies F. Einfuhrung in die Soziologie. Stuttgart , 1965.

•  Tonnies F. Studien zur Philosophie und Gesellschaftslehre im 17. Jahrhundert / Hrsg. E. G. Jacoby. Stuttgart , 1975.

•  Wiese L. Von Erinnerungen an F. Tonnies // Koln . Ztschr. Soziol. 1955. Jg. 7, № 3.

Дорогие друзья!

Наш сайт работает на чистом энтузиазме. Мы не требуем регистрации, денег за скачивание книг. Так было и так будет всегда. Но для размещения сайта в интернете требуются средства - хостинг, доменное имя и т.д.

Пожалуйста, не оставайтесь равнодушными - помогите нам поддерживать существование сайта. Любая помощь будет очень ценна. Спасибо!

:)