С.Белановский. Метод интервью в исследованиях экономических процессов

2. НАУЧНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ, ПОЛУЧЕННЫЕ С ПОМОЩЬЮ МЕТОДА ИНТЕРВЬЮИРОВАНИЯ

2.2. Социальные конфликты в армии

2.2.4. Роды войск и система приоритетов.

Д сих пор, описывая дедовскую статусную систему в армии, мы ориентировались на характеристику некоего среднего ее состояния. Однако реально обстановка в частях, относящихся к различным родам войск, сильно колеблется и в сторону ослабления дедовщины, и в сторону ее ужесточения.

В соответствии с уровнем военной значимости все роды войск могут быть разделены на четыре группы приоритетов. Под приоритетами в данном случае понимается представление о военной значимости тех или иных родов и видов войск в сознании высшего армейского руководства.

Первую группу образуют войска стратегического назначения, включая ракетно-ядерное подразделение, войска противовоздушной обороны, частично войска связи, авиация, пограничные войска и, возможно, некоторые другие (не только наземного, но и морского базирования). Наряду с высоким уровнем военной значимости эти войска оснащены сложной и зачастую опасной техникой. Дедовские и прочие “эксцессы” в этих войсках весьма нежелательны, а порой и просто недопустимы.

Вторую группу приоритетов образуют войска, оснащенные классической боевой техникой. Наиболее типичными ее представителями являются танковые, частично артиллерийские войска и основная часть военно-морских сил. В данную группу входят также не попавшие на высший уровень приоритетов части и подразделения войск связи, авиации и некоторые другие. Для этой группы войск также характерна их высокая военная значимость и наличие достаточно сложной, требующей реального обслуживания техники.

Третья группа приоритетов — это вся остальная “военная” часть армии (“невоенную” часть образуют строительные и железно дорожные войска, о которых речь пойдет ниже). Наиболее типичный и массовый представитель данной группы — мотострелковые войска, а точнее — так называемые “местные стрелковые части”. Основная особенность этой группы войск заключается (вопреки утверждениям пропаганды) в их низкой оснащенности боевой техникой и другими военными ресурсами. Если войска, входящие в первую и вторую группы приоритетов, могут быть названы армией в собственном смысле этого слова, то войска третьей группы приоритетов — это скорее резервации для содержания в них принудительно собранного, неуправляемого и не занятого никаким полезным делом призывного контингента. Из материалов интервью хорошо видно, что солдаты, попавшие в войска данной группы приоритетов, практически не занимаются боевой подготовкой, а выполняют различные хозяйственные (зачастую доведенные до абсурда) работы. Думается, что численность войск третьей и четвертой группы приоритетов составляет около половины всего численного состава Советской Армии.

Четвертая группа приоритетов - это упоминавшиеся выше строительные и железнодорожные войска. В принципе эти войска призваны выполнять важные народнохозяйственные функции, однако для военного командования эти функции не являются основными, поэтому как будет показано ниже, военные плановики весьма цинично “сбрасывают” туда наименее качественные, с их точки зрения, людские ресурсы.

При комплектовании личного состава солдат срочной службы в войсках, относящихся к различным группам приоритетов, военные плановики исходят из следующего принципа: чем выше уровень приоритета, тем более высокими должны быть качественные характеристики направляемого в них призывного контингента. Под качественными характеристиками распределяемого по войсковым частям человеческого материала военные плановики понимают в основном следующие характеристики: здоровье, физические данные, уровень образования, степень криминогенности, национальную принадлежность. Последний признак имеет для нашего анализа особую значимость. Как показывают материалы интервью, наиболее качественными, с военной точки зрения, национальностями армейские руководители считают славян (русских, украинцев, белорусов). Следует подчеркнуть, что приоритет славянской нации обусловлен не идеологическими и расовыми предубеждениями, а проверенными многолетней практикой объективно существующими различиями в поведении и социальных установках призванных в армию солдат различных национальностей.

Степень выраженности дедовских отношений в армии прямо коррелирует с уровнем приоритета различных родов войск и в значительной степени детерминируется качеством их кадрового состава, комплектуемого по описанным выше признакам. Войска первой группы приоритетов комплектуются однородным национальным составом — славянами, по возможности с высоким уровнем образования и желательно не из провинции, а из культурных центров, где проживают более образованные семьи и имеется больший доступ к средствам массовой информации. это своеобразная национальная элита, способная обслуживать сложную технику и наиболее важные военные объекты. В этих частях велик удельный вес москвичей и ленинградцев, самый качественный офицерский состав, дедовские отношения здесь ослаблены и приближены к уставному порядку, обстановка в части контролируется офицерами.

Высокий качественный состав как солдат, так и офицеров позволяет в данной группе войск использовать моральные средства поощрения и поддерживания воинской дисциплины. Эти отношения являются в основном неформальными, основанными на личной порядочности и технической компетентности офицеров, которые на основе этих качеств завоевывают у солдат неформальный авторитет и тем самым добиваются их добровольного повиновения. В войсках, относящихся к более низким группам приоритетов, эти стимулы уже не действуют, что и является причиной возникновения в них дедовской социальной структуры.

Войска второй группы приоритетов комплектуются также в основном славянским составом с незначительными вкраплениями других национальностей. При этом военные плановики внимательно следят за тем, чтобы эти вкрапления не приобрели “критической массы”, необходимой для формирования национальных землячеств. В этих частях доминирует “умеренный” вариант дедовщины, которая является основой для поддержания общей и технологической дисциплины. “Умеренная” дедовщина отнюдь не исключает многочисленных проявлений жестокости, но все же они не носят столь массового, садистского и самодовлеющего характера, который наблюдается в нижестоящих группах приоритетов. Влияние офицеров на обстановку в казармах во второй группе приоритетов отчасти сохраняется.

Войска третьей группы приоритетов содержат в себе уже заметные по численности национальные включения, которые зачастую набирают достаточную силу, чтобы определенным образом трансформировать отношения (об этом см. ниже). По сравнению с двумя вышестоящими, в третьей группе значительно ослабляется контроль офицеров за ситуацией в казармах. Во многом это связано с их меньшей штатной численностью и с их худшим качественным составом. Очень большое влияние на характер социальных отношений в этой группе войск имеет указанное выше отсутствие реальной военной или любой другой осмысленной задачи. Дедовщина в этих частях приобретает довлеющий характер, характеризуется жестокостью и проявлением садизма.

Четвертый уровень приоритетов образуют, как уже было сказано, строительные и железнодорожные войска. Эти войска выполняют роль своеобразного “отстойника”, где скапливается самый неуправляемый и самый криминогенный контингент. Сюда призываются низко образованные национальные кадры, в первую очередь среднеазиаты и кавказцы; лица, попавшие в армию после мест заключения; наркоманы всех национальностей (в конце 70—х годов в армию старались не брать наркоманов, но в результате демографического кризиса удельный вес наркоманов все-таки возрос); наконец, люди, имеющие дефекты здоровья и негодные по этой причине к строевой службе. Обстановка в стройбатах напоминает, хотя и не дублирует, места заключений. Парадоксальным образом здесь вступают во взаимодействие две силы: национальные землячества и уголовники-славяне. Небольшое количество “обычных” славян и разрозненных представителей других национальностей (зачастую, как уже было сказано, имеющих дефекты здоровья) оказываются между молотом и наковальней. Многие из новобранцев, не знавшие до призыва ни у жизни, ни межнациональных трений, становятся отверженными в среде, которая им чужда. Ломается психика вполне нормальных молодых людей, вынужденных неизвестно за какие грехи перед страной фактически нести уголовное наказание (ибо “служба” в стройбате мало чем отличается от отсидки в колониях).

Бывшие заключенные, на которых зона накладывает свой отпечаток, особенно, если они прошли через “малолетку”, переносят в армию законы этого особого мира со своими жестокими правилами. Именно здесь чаще всего совершаются убийства, которые маскируются под несчастные случаи, самоубийства, массовый характер принимают побеги. Есть достоверные сведения, что в 80—е годы в армии появились “опущенные” (так в местах заключения называются лица, подвергшиеся изнасилованию и образующие “касту неприкасаемых”).

Влияние уголовных традиций и межнациональных конфликтов существенно трансформируют социальную структуру дедовщины в войсках четвертой группы приоритетов, превращая ее в промежуточное образование между “классической” дедовской структурой и социальной структурой мест заключения.

Дорогие друзья!

Наш сайт работает на чистом энтузиазме. Мы не требуем регистрации, денег за скачивание книг. Так было и так будет всегда. Но для размещения сайта в интернете требуются средства - хостинг, доменное имя и т.д.

Пожалуйста, не оставайтесь равнодушными - помогите нам поддерживать существование сайта. Любая помощь будет очень ценна. Спасибо!

:)