Вопрос 10. Этнические и расовые иерархии в структуре социальной стратификации

Проблема стратифицированности общества и различной статусности социальных групп является фундаментальной для социологии. Классическими в этой области являются работы К.Маркса, М.Вебера, П.Сорокина, в центре внимания которых находились вопросы социально-экономического статуса групп и индивида, и факторов, воздействующих на его изменение. При этом наличие четко фиксируемых общественных групп было аксиомой.

Изменения , произошедшие на Западе в 60-е годы в связи с формированием структурных элементов постиндустриального общества, привели к появлению постструктуралистских взглядов на проблему социальной статусности : так, П.Бурдье при анализе классовой структуры по сути дела отказал классам, то есть основному объекту исследования классической и модернисткой социологии, в реальности. Одной из причин, приведших западных ученых к отказу от жесткой структурированности своего видения социума, было появление ряда новых субъектов социально-политической борьбы, образованных на основе возрастного, полового, регионального, этнического принципов.

Превращение этничности в международном масштабе из культурного и расового показателя в фактор, генерирующий экономическую, профессиональную, политическую подструктуры общества, произошло под влиянием процессов глобализации, вызвавших как проникновение элементов модернисткой западной культуры в традиционные общества третьего мира, так и массовые миграции представителей третьего мира на территорию Запада. Конфликты, порожденные столкновением Запада и Третьего мира стимулировали исследование проблемы "стратификации и этничности" . В этом направлении работали такие известные ученые как Р.Майлсон, Дж.Уэстергард, Г.Реслер, СКастлз, Г.Козак, Дж.Рекс, С.Томлинсон. Глубокое исследование по проблеме статусов этнических групп было проведено Л.Хагендорном.

В Советском Союзе исследования этностратификационных проблем тормозились в силу государственного регулирования этнических отношений. Хотя уже в 80-е годы началось изучение в методологическом ключе проблем межгрупповых отношений 3 . Демократизация общества в немалой степени способствовала как активизации этносоциальных процессов, так и их исследованиям. В поле внимания ученых попали, прежде всего, вопросы политической активности этносов , которая привела к актуализации ггроблем федерализма. В этом отношении широкую известность получили работы Р.Г.Абдулатипова, М.Н.Губогло, Л.М.Дробижевой, В.И.Козлов, В.А.Тишкова. В общетеоретическом плане проблема этнической статусности специально анализируется в работах кубанского исследователя М.В.Саввы .

В современных многосоставных обществах , этностратификационная система проходит реально по цивилизационной границе: доминирующее положение занимают этносы, достигшие индустриальной фазы социально-экономического развития, доминируемое - аграрные этносы. Формирование стратификационной системы по этническому основанию определяет условия социальной мобильности. Она возможна либо с переходом этнофоров на принципы достигательной мобильности, задаваемыми доминирующей этногруппой, либо с изменением социального статуса собственной этногруппы. В первом случае наблюдается процесс ассимиляции, во втором - революционное переетруктурирование социума и его архаизация, поскольку теперь доминирующее положение занимает цивилизационно отстающая этногруппа. ( Переверзев Александр Евтихиевич «РУССКИЕ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ: СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ РОЛЬ И СТАТУСНЫЕПОЗИЦИИ» )

Изучение межэтнических конфликтов ввело в научный оборот понятие этнического статуса , указывающего место индивида или группы в системе межэтнических отношений на личностном и групповом уровнях. Если индивидуальный социальный статус достигается, или “завоевывается” в современном обществе, то этнический – наследуется . В некоторых случаях он, разумеется, может быть сменен путем формального изменения национальной принадлежности. Этнический статус представляет собой атрибут любого неизолированного этноса или этнической группы , и человек обладает им лишь постольку, поскольку принадлежит к определенной общности.

Рассматриваемый статус имеет сложную структуру . Он обусловлен объективными факторами (включенность представителей того или иного этноса в систему управления, уровень их доходов, образование и т.д.). Но в еще большей степени этнический статус определяется феноменами группового сознания (самооценка этноса в целом, различных групп и слоев внутри этноса, а также отзывы со стороны контактирующих общностей по целому ряду критериев, например, степени внутренней солидарности).

Таким образом, этнический статус в качестве семиотической системы всегда есть отношение как минимум двух культур и проявляется в их контакте либо в представлениях и оценках, являющихся следствием подобных связей. Этностатусная система многоступенчата , что доказал, в частности, Л. Хагендорн , изучавший проблему этнической терпимости и нетерпимости в молодежной среде Нидерландов (1). По его данным, на первом месте в этой иерархии, если исключить самих голландцев, стоят североевропейские мигранты, за ними – евреи, потом – южноевропейцы (например, испанцы). Гораздо меньшую терпимость голландское общество проявляет в отношении меньшинств из бывших колоний – Суринама и др. Завершают ряд марокканцы и турки, попавшие в страну как наемные рабочие. Эту последовательность действительно можно назвать иерархией, так как замечено, что если негативные высказывания в отношении турок не означают осуждения в адрес выходцев из бывших колоний, то антипатия к суринамцам одновременно распространяется и на турок, занимающих наиболее низкую ступень указанной этнической иерархии.

Этнический статус в полиэтничных регионах является важнейшей составляющей социального самочувствия человека. Низкий его уровень порождает чувство национальной ущемленности, что подтверждают многие исследования.

Примеры самого широкого использования этностатусных представлений дает теория и практика германского национал-социализма. В национал-социалистической Германии культивировались такие элементы культуры, которые должны были свидетельствовать о высоком этническом статусе немцев. Годы нацизма были для немцев временем этнического романтизма.

15 января 1935 г. был принят закон о гражданстве , который разделял население Германии на два разряда: первый – граждане рейха – немцы арийского происхождения, наделенные всеми гражданскими правами; второй – жители рейха неарийского происхождения. 15 сентября 1935 г. принимается закон “О защите немецкой крови и немецкой чести”, запрещавший браки и сожительство граждан рейха с евреями. В том же году были лишены всех гражданских прав цыгане. С 1933 по 1936 гг. было издано около 250 расистских (и прежде всего антисемитских) официальных циркуляров и инструкций.

Была разработана иерархическая шкала “полноценности – неполноценности” этносов и этнических групп , основанная на представлении об их биологическом неравенстве. (М.В. Савва «ЭТНИЧЕСКИЙ СТАТУС В ИДЕОЛОГИИ И ПОЛИТИКЕ» )

Здесь хотелось бы вспомнить о Социобиологической парадигме, являющейся, пожалуй, исторически превой. При всем многообразии концепции тех, кто ее придерживается, имеют общее основание : социально-расовая структура считается «естественной», порожденной самой природой. Это означает, что природа сформировала устойчивые группы людей, обладающих не только внешними различиями, но и разным уровнем интеллекта, особенностями психической и физической организации и т.д., что предопределило их разное место в системе общественных отношений. Этот общий принцип проявляется в разных концепциях по-разному. В крайнем варианте эта парадигма порождает расистские теории , доказывающие, что «от природы» одни расы являются высшими, другие – низшими, одни – господами, другие – рабами (в широком смысле этого слова). В «слабом» варианте эта парадигма ведет к выводу о том, что разные расы характеризуются различными физическими и психическими особенностями, которые делают одних более склонными к одним видам деятельности, других к другим. В результате объективно существующие в ряде стран различия в расовом разделении труда выводятся из действия природного фактора. Таким образом, в биологической парадигме социально-расовая иерархия выступает как «естественный» продукт самой природы. (из какого-то учебника)

Значимость этничности усиливается по мере восхождения от социальных низов к верхам иерархии неравенства, приобретая в его середине особую важность. Для того чтобы подчеркнуть особую важность этничности в стратификации современных обществ, западными социологами в семидесятые годы ХХ в. вводится понятие «новой этничности» .

Данный термин, рассматриваемый западными социологами, главным образом, в контексте классовых отношений, призван обратить внимание исследователей на новые факторы социальной стратификации в Западной Европе. Так, согласно Н.Глэзеру и Д.П.Монихэну , в настоящее время отношения собственности перестают играть главную классообразующую роль, и в то же время «этничность предстает как более фундаментальный источник стратификации» .

Одни исследователи основной причиной этих процессов считали рост так называемой «новой волны» эмиграции в Западную Европу и Северную Америку из стран третьего мира и Восточной Европы. Другие, как, например, Д.Белл , основную причину этих изменений видели в характере постиндустриального общества, деморализовавшего, вследствие роста благосостояния, экономическую идентичность рабочего класса, который, к тому же утратил прежнюю силу коллективного действия. Оставшийся моральный вакуум был заполнен этнической идентичностью. А некоторые, такие как Ф.Паркин, считают этнические группы «более эффективными, чем социальные классы в мобилизации своих ресурсов».

Каким образом осуществляется стратификация по этносоциальным характеристикам? В основе подобной дифференциации лежит механизм этнической самоидентификции. Иными словами, дифференциации социального окружения на «своих» и «чужих». «Свои» обладают набором устойчивых, формируемых под воздействием целого ряда факторов (территория проживания, традиции, язык общения, культурные практики и т.п.), признаков, по которым их можно отличить от «чужих».

Однако подобная дифференциация сама по себе еще не приводит к возникновению этносоциальной иерархии. Последнее является результатом действия двух факторов . Во-первых , этносоциальная стратификация имеет место тогда, когда административно-политическая власть посредством законодательного и/или часто легитимного права номинации ставит разные этносы в неравное по отношению к себе положение. Одни рассматриваются как опора государственной власти, другие — как явные или скрытые ее противники, оказываясь соответственно на вершине и на нижних этажах социальной иерархии.

Во-вторых , в условиях рыночной экономики разные этносы, обладая, вследствие разного рода культурных факторов (традиций, ценностей, норм и т.п.), неравной степенью приспособляемости к требованиям рынка, оказываются на разных этажах социальной иерархии. Наиболее ярко данный вид этно-социальной стратификации проявляется в так называемой сфере этнического предпринимательства. «Китайские кварталы» и «итальянские пиццерии» в крупных городах мира, феномен «предпринимателей-южан» в России во многом свидетельствуют о существовании значительной разницы между этносами в возможностях «интернализации» требований внешней среды. Корни этого явления, очевидно, следует искать не в зомбартовском делении народов, берущем свои истоки из теории Ж.Гобино, на «героев» и «торговцев», сопрягаемых с расово-биологическими и природно-климатическими причинами, но скорее в том, что называется «совокупностью нравов и обычаев данного народа, этноса».

В самом демократическом государстве наличие официально провозглашенного или фактически существующего государственного языка выступает как мощный инструмент этносоциальной стратификации. В простейшем случае эта официальная иерархия имеет два уровня: государственный и прочие языки. В более сложных случаях иерархия имеет несколько этажей: общегосударственный, официальный региональный, а порою и субрегиональный язык, прочие языки, не имеющие официального статуса. Так, в СССР фактически в качестве государственного языка выступал русский, в союзных республиках наряду с русским – язык титульного этноса, в рамках ряда союзных республик существовали автономные республики, округа со своими официальными языками, на самом низу пирамиды – языки прочих народов, не имевших своих государственных образований. В постсоветской России наряду с государственным русским во всех республиках в составе РФ действуют официальные языки второго (республиканского) уровня, также поддерживавшиеся силой государства. Существование, развитие и использование всех прочих языков – это частное дело граждан.

Те, для кого государственный язык является родным, неизбежно оказываются в привилегированном положении . Никакие конституционные гарантии и институты не в состоянии устранить это неравенство.

Этносоциальная стратификация проявляется только в полиэтничных обществах . Таким образом, под этносоциальной стратификацией имеется в виду неравенство различных этносов. Признаками неравенства служат классические критерии социальной стратификации, такие как доход, престиж, объем власти, уровень жизни, перспективы социальной мобильности и т.п. В качестве особого индикатора статусной позиции в системе этносоциальной стратификации следует рассматривать безопасность и стабильность физического существования представителей этнических групп.

Дорогие друзья!

Наш сайт работает на чистом энтузиазме. Мы не требуем регистрации, денег за скачивание книг. Так было и так будет всегда. Но для размещения сайта в интернете требуются средства - хостинг, доменное имя и т.д.

Пожалуйста, не оставайтесь равнодушными - помогите нам поддерживать существование сайта. Любая помощь будет очень ценна. Спасибо!

:)